Молитвы евгению боткину

Полное описание: Молитвы евгению боткину - в детальных подробностях для наших читателей.

Молитвы святому врачу Евгению

Молитва праведному Евгению Боткину, страстотерпцу

Святый славный исповедниче и страстотерпче Евгение! Веруем и уповаем, яко страданьми и богоугодною жизнию твоею стяжавый велию милость и дерзновение у Господа Бога, не забыл еси достояния твоего земнаго, отечества нашего, в немже обуреваеми есмы, почитателие твои, многими напастьми вражиими и страстьми житейскими. Темже просим тя: молитвами и предстательством твоим умоли Господа нашего Иисуса Христа, да избавит нас от всяких бед и злых обстояний, от всяких недугов и болезней и от всех врагов, видимых и невидимых. О великий угодниче Божий! Воздохни о нас, грешных, ко Владыце всяческих, да простит нам вся согрешения наша и низпослет на ны благодать Всесвятаго Духа, да преставше всякаго сквернодейства, прочее время живота нашего во всяком благочестии и чистоте поживем и, тако благоугодивше Господу, сподобимся жизни вечноблаженныя, поюще и воспевающе превеликое милосердие Божие и твое милостивое предстательство за нас у Престола Божия во веки веков. Аминь.

Молитва вторая праведному Евгению Боткину, страстотерпцу

О, преславный страстотерпче Евгение, великий угодниче Божий, принеси нашу слезную молитву Господу Богу нашему, умилостиви Его к нам, грешным, да отымет гнев свой праведный и умирит страну нашу многострадальную; да утвердит благоденствие и тишину, да низпослет нам изобилие плодов земных и да возбранит врагом нашим обиду творити сирым и безпомощным. Темже, припадающе к иконе твоей, воспоминаем с верою страдания твоя, за Христа претерпенная, и молим тя: не остави нас и испроси нам у Господа благая временная и вечная, да славим прославльшаго тя Бога во веки. Аминь.

Молитва третья праведному Евгению Боткину, страстотерпцу

Житие святого врача Евгения Боткина

Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич Бот­кин ро­дил­ся 27 мая 1865 го­да в Цар­ском Се­ле Санкт-Пе­тер­бург­ской гу­бер­нии в се­мье из­вест­но­го рус­ско­го вра­ча-те­ра­пев­та, про­фес­со­ра Ме­ди­ко-хи­рур­ги­че­ской ака­де­мии Сер­гея Пет­ро­ви­ча Бот­ки­на. Он про­ис­хо­дил из ку­пе­че­ской ди­на­стии Бот­ки­ных, пред­ста­ви­те­ли ко­то­рой от­ли­ча­лись глу­бо­кой пра­во­слав­ной ве­рой и бла­го­тво­ри­тель­но­стью, по­мо­га­ли Пра­во­слав­ной Церк­ви не толь­ко сво­и­ми сред­ства­ми, но и сво­и­ми тру­да­ми. Бла­го­да­ря ра­зум­но ор­га­ни­зо­ван­ной си­сте­ме вос­пи­та­ния в се­мье и муд­рой опе­ке ро­ди­те­лей в серд­це Ев­ге­ния уже с дет­ских лет бы­ли за­ло­же­ны мно­гие доб­ро­де­те­ли, в том чис­ле ве­ли­ко­ду­шие, скром­ность и непри­я­тие на­си­лия. Его брат Петр Сер­ге­е­вич вспо­ми­нал: «Он был бес­ко­неч­но доб­рым. Мож­но бы­ло бы ска­зать, что при­шел он в мир ра­ди лю­дей и для то­го, чтобы по­жерт­во­вать со­бой».

Ев­ге­ний по­лу­чил ос­но­ва­тель­ное до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние, ко­то­рое поз­во­ли­ло ему в 1878 го­ду по­сту­пить сра­зу в пя­тый класс 2-й Санкт-Пе­тер­бург­ской клас­си­че­ской гим­на­зии. В 1882 го­ду Ев­ге­ний окон­чил гим­на­зию и стал сту­ден­том физи­ко-ма­те­ма­ти­че­ско­го фа­куль­те­та Санкт-Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Од­на­ко уже на сле­ду­ю­щий год, сдав эк­за­ме­ны за пер­вый курс уни­вер­си­те­та, он по­сту­пил на млад­шее от­де­ле­ние от­крыв­ше­го­ся при­го­то­ви­тель­но­го кур­са им­пе­ра­тор­ской Во­ен­но-ме­ди­цин­ской ака­де­мии. Его вы­бор ме­ди­цин­ской про­фес­сии с са­мо­го на­ча­ла но­сил осо­знан­ный и це­ле­на­прав­лен­ный ха­рак­тер. Петр Бот­кин пи­сал о Ев­ге­нии: «Про­фес­си­ей сво­ей он из­брал ме­ди­ци­ну. Это со­от­вет­ство­ва­ло его при­зва­нию: по­мо­гать, под­дер­жи­вать в тя­же­лую ми­ну­ту, об­лег­чать боль, ис­це­лять без кон­ца». В 1889 го­ду Ев­ге­ний успеш­но окон­чил ака­де­мию, по­лу­чив зва­ние ле­ка­ря с от­ли­чи­ем, и с ян­ва­ря 1890 го­да на­чал свою тру­до­вую де­я­тель­ность в Ма­ри­ин­ской боль­ни­це для бед­ных.

В 25 лет Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич Бот­кин всту­пил в брак с до­че­рью потом­ствен­но­го дво­ря­ни­на Оль­гой Вла­ди­ми­ров­ной Ма­нуй­ло­вой. В се­мье Бот­ки­ных вы­рос­ло чет­ве­ро де­тей: Дмит­рий (1894–1914), Ге­ор­гий (1895–1941), Та­тья­на (1898–1986), Глеб (1900–1969).

Од­новре­мен­но с ра­бо­той в боль­ни­це Е. С. Бот­кин за­ни­мал­ся на­у­кой, его ин­те­ре­со­ва­ли во­про­сы им­му­но­ло­гии, сущ­но­сти про­цес­са лей­ко­ци­то­за. В 1893 го­ду Е. С. Бот­кин бле­стя­ще за­щи­тил дис­сер­та­цию на сте­пень док­то­ра ме­ди­ци­ны. Через 2 го­да Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич был ко­ман­ди­ро­ван за гра­ни­цу, где про­хо­дил прак­ти­ку в ме­ди­цин­ских учре­жде­ни­ях Гей­дель­бер­га и Бер­ли­на. В 1897 го­ду Е. С. Бот­кин был удо­сто­ен зва­ния при­ват-до­цен­та по внут­рен­ним бо­лез­ням с кли­ни­кой. На сво­ей пер­вой лек­ции он ска­зал сту­ден­там о са­мом важ­ном в де­я­тель­но­сти вра­ча: «Пой­дем­те все с лю­бо­вью к боль­но­му че­ло­ве­ку, чтобы вме­сте учить­ся, как быть ему по­лез­ны­ми». Слу­же­ние ме­ди­ка Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич счи­тал ис­тин­но хри­сти­ан­ским де­ла­ни­ем, он имел ре­ли­ги­оз­ный взгляд на бо­лез­ни, ви­дел их связь с ду­шев­ным со­сто­я­ни­ем че­ло­ве­ка. В од­ном из сво­их пи­сем к сы­ну Ге­ор­гию, он вы­ра­зил свое от­но­ше­ние к про­фес­сии ме­ди­ка как к сред­ству по­зна­ния Бо­жи­ей пре­муд­ро­сти: «Глав­ный же вос­торг, ко­то­рый ис­пы­ты­ва­ешь в на­шем де­ле… за­клю­ча­ет­ся в том, что для это­го мы долж­ны все глуб­же и глуб­же про­ни­кать в по­дроб­но­сти и тай­ны тво­ре­ний Бо­га, при­чем невоз­мож­но не на­сла­ждать­ся их це­ле­со­об­раз­но­стью и гар­мо­ни­ей и Его выс­шей муд­ро­стью».

С 1897 го­да Е. С. Бот­кин на­чал свою вра­чеб­ную де­я­тель­ность в об­щи­нах се­стер ми­ло­сер­дия Рос­сий­ско­го Об­ще­ства Крас­но­го Кре­ста. 19 но­яб­ря 1897 го­да он стал вра­чом в Свя­то-Тро­иц­кой об­щине се­стер ми­ло­сер­дия, а с 1 ян­ва­ря 1899 го­да стал так­же глав­ным вра­чом Санкт-Пе­тер­бург­ской об­щи­ны се­стер ми­ло­сер­дия в честь свя­то­го Ге­ор­гия. Глав­ны­ми па­ци­ен­та­ми об­щи­ны свя­то­го Ге­ор­гия яв­ля­лись лю­ди из бед­ней­ших сло­ев об­ще­ства, од­на­ко вра­чи и об­слу­жи­ва­ю­щий пер­со­нал под­би­ра­лись в ней с осо­бен­ной тща­тель­но­стью. Неко­то­рые жен­щи­ны выс­ше­го со­сло­вия тру­ди­лись там про­сты­ми мед­сест­ра­ми на об­щих ос­но­ва­ни­ях и счи­та­ли по­чет­ным для се­бя это за­ня­тие. Сре­ди со­труд­ни­ков ца­ри­ло та­кое во­оду­шев­ле­ние, та­кое же­ла­ние по­мо­гать страж­ду­щим лю­дям, что ге­ор­ги­ев­цев срав­ни­ва­ли ино­гда с пер­во­хри­сти­ан­ской об­щи­ной. Тот факт, что Ев­ге­ния Сер­ге­е­ви­ча при­ня­ли ра­бо­тать в это «об­раз­цо­вое учре­жде­ние», сви­де­тель­ство­вал не толь­ко о его воз­рос­шем ав­то­ри­те­те как вра­ча, но и о его хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лях и доб­ро­по­ря­доч­ной жиз­ни. Долж­ность глав­но­го вра­ча об­щи­ны мог­ла быть до­ве­ре­на толь­ко вы­со­ко­нрав­ствен­но­му и ве­ру­ю­ще­му че­ло­ве­ку.

Читайте так же:  Молитва снизить давление

В 1904 го­ду на­ча­лась рус­ско-япон­ская вой­на, и Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич, оста­вив же­ну и чет­ве­рых ма­лень­ких де­тей (стар­ше­му бы­ло в то вре­мя де­сять лет, млад­ше­му – че­ты­ре го­да), доб­ро­воль­цем от­пра­вил­ся на Даль­ний Во­сток. 2 фев­ра­ля 1904 го­да по­ста­нов­ле­ни­ем Глав­но­го управ­ле­ния Рос­сий­ско­го Об­ще­ства Крас­но­го Кре­ста он был на­зна­чен по­мощ­ни­ком Глав­но­упол­но­мо­чен­но­го при дей­ству­ю­щих ар­ми­ях по ме­ди­цин­ской ча­сти. За­ни­мая эту до­ста­точ­но вы­со­кую адми­ни­стра­тив­ную долж­ность, док­тор Бот­кин ча­сто на­хо­дил­ся на пе­ре­до­вых по­зи­ци­ях. Во вре­мя вой­ны Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич не толь­ко по­ка­зал се­бя пре­крас­ным вра­чом, но и про­явил лич­ные храб­рость и му­же­ство. Он на­пи­сал с фрон­та мно­же­ство пи­сем, из ко­то­рых со­ста­ви­лась це­лая кни­га – «Свет и те­ни рус­ско-япон­ской вой­ны 1904–1905 го­дов» Эта кни­га вско­ре бы­ла опуб­ли­ко­ва­на, и мно­гие, про­чи­тав ее, от­кры­ли для се­бя но­вые сто­ро­ны пе­тер­бург­ско­го вра­ча: его хри­сти­ан­ское, лю­бя­щее, без­гра­нич­но со­стра­да­тель­ное серд­це и непо­ко­ле­би­мую ве­ру в Бо­га. Им­пе­ра­три­ца Алек­сандра Фе­о­до­ров­на, про­чи­тав кни­гу Бот­ки­на, по­же­ла­ла, чтобы Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич стал лич­ным док­то­ром Цар­ской се­мьи. В пас­халь­ное вос­кре­се­нье, 13 ап­ре­ля 1908 го­да, им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II под­пи­сал указ о на­зна­че­нии док­то­ра Бот­ки­на лейб-ме­ди­ком Вы­со­чай­ше­го дво­ра.

Те­перь, по­сле но­во­го на­зна­че­ния, Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич дол­жен был по­сто­ян­но на­хо­дить­ся при им­пе­ра­то­ре и чле­нах его се­мьи, его служ­ба при цар­ском дво­ре про­те­ка­ла без вы­ход­ных дней и от­пус­ков. Вы­со­кая долж­ность и бли­зость к Цар­ской се­мье не из­ме­ни­ли ха­рак­те­ра Е. С. Бот­ки­на. Он оста­вал­ся та­ким же доб­рым и вни­ма­тель­ным к ближ­ним, ка­ким был и рань­ше.

Ко­гда на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на, Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич об­ра­тил­ся с прось­бой к го­су­да­рю на­пра­вить его на фронт для ре­ор­га­ни­за­ции са­ни­тар­ной служ­бы. Од­на­ко им­пе­ра­тор по­ру­чил ему оста­вать­ся при го­су­да­рыне и де­тях в Цар­ском Се­ле, где их ста­ра­ни­я­ми ста­ли от­кры­вать­ся ла­за­ре­ты. У се­бя до­ма в Цар­ском Се­ле Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич так­же устро­ил ла­за­рет для лег­ко ра­не­ных, ко­то­рый по­се­ща­ла им­пе­ра­три­ца с до­че­ря­ми.

В фев­ра­ле 1917 го­да в Рос­сии про­изо­шла ре­во­лю­ция. 2 мар­та го­су­дарь под­пи­сал Ма­ни­фест об от­ре­че­нии от пре­сто­ла. Цар­ская се­мья бы­ла аре­сто­ва­на и за­клю­че­на под стра­жу в Алек­сан­дров­ском двор­це. Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич не оста­вил сво­их цар­ствен­ных па­ци­ен­тов: он доб­ро­воль­но ре­шил на­хо­дить­ся с ни­ми, несмот­ря на то, что долж­ность его бы­ла упразд­не­на, и ему пе­ре­ста­ли вы­пла­чи­вать жа­ло­ва­нье. В это вре­мя Бот­кин стал для цар­ствен­ных уз­ни­ков боль­ше, чем дру­гом: он взял на се­бя обя­зан­ность был по­сред­ни­ком меж­ду им­пе­ра­тор­ской се­мьей и ко­мис­са­ра­ми, хо­да­тай­ствуя обо всех их нуж­дах.

Ко­гда Цар­скую се­мью бы­ло ре­ше­но пе­ре­вез­ти в То­больск, док­тор Бот­кин ока­зал­ся сре­ди немно­гих при­бли­жен­ных, ко­то­рые доб­ро­воль­но по­сле­до­ва­ли за го­су­да­рем в ссыл­ку. Пись­ма док­то­ра Бот­ки­на из То­боль­ска по­ра­жа­ют сво­им под­лин­но хри­сти­ан­ским на­стро­е­ни­ем: ни сло­ва ро­по­та, осуж­де­ния, недо­воль­ства или оби­ды, но бла­го­ду­шие и да­же ра­дость. Ис­точ­ни­ком это­го бла­го­ду­шия бы­ла твер­дая ве­ра во все­бла­гой Про­мысл Бо­жий: «Под­дер­жи­ва­ет толь­ко мо­лит­ва и го­ря­чее без­гра­нич­ное упо­ва­ние на ми­лость Бо­жию, неиз­мен­но на­шим Небес­ным От­цом на нас из­ли­ва­е­мую». В это вре­мя он про­дол­жал вы­пол­нять свои обя­зан­но­сти: ле­чил не толь­ко чле­нов Цар­ской се­мьи, но и про­стых го­ро­жан. Уче­ный, мно­го лет об­щав­ший­ся с на­уч­ной, ме­ди­цин­ской, адми­ни­стра­тив­ной эли­той Рос­сии, он сми­рен­но слу­жил, как зем­ский или го­род­ской врач, про­стым кре­стья­нам, сол­да­там, ра­бо­чим.

В ап­ре­ле 1918 го­да док­тор Бот­кин вы­звал­ся со­про­вож­дать цар­скую че­ту в Ека­те­рин­бург, оста­вив в То­боль­ске сво­их род­ных де­тей, ко­то­рых го­ря­чо и неж­но лю­бил. В Ека­те­рин­бур­ге боль­ше­ви­ки сно­ва пред­ло­жи­ли слу­гам по­ки­нуть аре­сто­ван­ных, но все от­ка­за­лись. Че­кист И. Ро­дзин­ский со­об­щал: «Во­об­ще од­но вре­мя по­сле пе­ре­во­да в Ека­те­рин­бург бы­ла мысль от­де­лить от них всех, в част­но­сти да­же до­че­рям пред­ла­га­ли уехать. Но все от­ка­за­лись. Бот­ки­ну пред­ла­га­ли. Он за­явил, что хо­чет раз­де­лить участь се­мьи. И от­ка­зал­ся».

В ночь с 16 на 17 июля 1918 го­да Цар­ская се­мья, их при­бли­жен­ные, в том чис­ле и док­тор Бот­кин, бы­ли рас­стре­ля­ны в под­ва­ле до­ма Ипа­тье­ва.

За несколь­ко лет до сво­ей кон­чи­ны Ев­ге­ний Сер­ге­е­вич по­лу­чил ти­тул потом­ствен­но­го дво­ря­ни­на. Для сво­е­го гер­ба он вы­брал де­виз: «Ве­рою, вер­но­стью, тру­дом». В этих сло­вах как бы скон­цен­три­ро­ва­лись все жиз­нен­ные иде­а­лы и устрем­ле­ния док­то­ра Бот­ки­на. Глу­бо­кое внут­рен­нее бла­го­че­стие, са­мое глав­ное – жерт­вен­ное слу­же­ние ближ­не­му, непо­ко­ле­би­мая пре­дан­ность Цар­ской се­мье и вер­ность Бо­гу и Его за­по­ве­дям во всех об­сто­я­тель­ствах, вер­ность до смер­ти. Та­кую вер­ность Гос­подь при­ем­лет как чи­стую жерт­ву и да­ет за нее выс­шую, небес­ную на­гра­ду: Будь ве­рен до смер­ти, и дам те­бе ве­нец жиз­ни (Откр.2:10).

Евгений Боткин

Евгений Боткин родился 27 мая 1865 г. в Царском Селе, в семье выдающегося русского ученого и врача, основателя экспериментального направления в медицине Сергея Петровича Боткина. Его отец был придворным медиком императоров Александра II и Александра III.

Евгений Боткин

В детстве он получил прекрасное образование и сразу был принят в пятый класс Петербургской классической гимназии. После окончания гимназии поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, однако после первого курса решил стать врачом и поступил на приготовительный курс Военно-медицинской академии.

Врачебный путь Евгения Боткина начался в январе 1890 г. с должности врача-ассистента Мариинской больницы для бедных. Через год он уехал за границу с научными целями, учился у ведущих европейский ученых, знакомился с устройством берлинских больниц. В мае 1892 г. Евгений Сергеевич стал врачом Придворной Капеллы, а с января 1894 г. вернулся в Мариинскую больницу. Вместе с тем он продолжил научную деятельность: занимался иммунологией, изучал сущность процесса лейкоцитоза и защитные свойства форменных элементов крови.

Читайте так же:  Молитва Николаю Чудотворцу о любви и замужестве

В 1893 году он блестяще защитил диссертацию. Официальным оппонентом на защите был физиолог и первый нобелевский лауреат Иван Павлов.

С началом Русско-японской войны (1904) Евгений Боткин убыл в действующую армию добровольцем и стал заведующим медицинской частью Российского общества Красного Креста в Маньчжурской армии. По воспоминаниям очевидцев, несмотря на административную должность, он много времени проводил на передовой. За отличие в работе был награжден многими орденами, в том числе и боевыми офицерскими.

Осенью 1905 г. Евгений Сергеевич возвратился в Петербург и приступил к преподавательской работе в академии. В 1907 г. он был назначен главным врачом общины святого Георгия в столице. В 1907 г. после смерти Густава Гирша царская семья осталась без лейб-медика. Кандидатура нового лейб-медика была названа самой императрицей, которая на вопрос, кого бы она хотела видеть на этой должности, ответила: «Боткина». Когда ей сказали о том, что сейчас в Петербурге одинаково известны два Боткина, сказала: «Того, что был на войне!».

Боткин был старше своего августейшего пациента — Николая II — на три года. В обязанность лейб-медика входило лечение всех членов царской фамилии, что он тщательно и скрупулезно выполнял. Приходилось обследовать и лечить императора, обладавшего крепким здоровьем, великих княжон, болевших разными детскими инфекциями. Но главным объектом усилий Евгения Сергеевича был цесаревич Алексей, болевший гемофилией.

Великие княжны Мария и Анастасия и Евгений Сергеевич Боткин

После февральского переворота 1917 года императорская семья была заключена в Александровском дворце Царского Села. Всем слугам и помощникам предложили по желанию покинуть узников. Но доктор Боткин остался с пациентами. Не пожелал он покинуть их и когда царскую семью было решено отправить в Тобольск. В Тобольске он открыл бесплатную медицинскую практику для местных жителей. В апреле 1918 года вместе с царской четой и их дочерью Марией доктора Боткина перевезли из Тобольска в Екатеринбург. В тот момент была еще возможность покинуть царскую семью, но медик их не оставил.

Иоганн Мейер, австрийский солдат, попавший в русский плен в годы Первой мировой войны и перешедший на сторону большевиков в Екатеринбурге, написал воспоминания «Как погибла царская семья». В книге он сообщает о сделанном большевиками предложении доктору Боткину оставить царскую семью и выбрать себе место работы, например, где-нибудь в московской клинике. Таким образом, один из всех заключенных дома особого назначения точно знал о скорой казни. Знал и, имея возможность выбора, предпочел спасению верность присяге, данной когда-то царю. Вот как это описывает Мейер: «Видите ли, я дал царю честное слово оставаться при нем до тех пор, пока он жив. Для человека моего положения невозможно не сдержать такого слова. Я также не могу оставить наследника одного. Как могу я это совместить со своей совестью? Вы все должны это понять».

Доктор Боткин был убит вместе со всей императорской семьёй в Екатеринбурге в Ипатьевском доме в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

В 1981 году вместе с другими расстрелянными в Ипатьевском доме был канонизирован Русской Православной Церковью Зарубежом.

СТРАСТОТЕРПЕЦ ЕВГЕНИЙ ВРАЧ (БОТКИН) – житие и икона

Евгений Сергеевич Боткин родился 27 мая 1865 года в Царском Селе Санкт-Петербургской губернии в семье известного русского врача-терапевта, профессора Медико-хирургической академии Сергея Петровича Боткина. Он происходил из купеческой династии Боткиных, представители которой отличались глубокой православной верой и благотворительностью, помогали Православной Цер кви не только своими средствами, но и своими трудами. Благодаря разумно организованной системе воспитания в семье и мудрой опеке родителей в сердце Евгения уже с детских лет были заложены многие добродетели, в том числе великодушие, скромность и неприятие насилия. Его брат Петр Сергеевич вспоминал: «Он был бесконечно добрым. Можно было бы сказать, что пришел он в мир ради людей и для того, чтобы пожертвовать собой».

Евгений (Боткин) врач, страстотерпец

Евгений Сергеевич Боткин родился 27 мая 1865 года в Царском Селе Санкт-Петербургской губернии в семье известного русского врача-терапевта, профессора Медико-хирургической академии Сергея Петровича Боткина. Он происходил из купеческой династии Боткиных, представители которой отличались глубокой православной верой и благотворительностью, помогали Православной Церкви не только своими средствами, но и своими трудами. Благодаря разумно организованной системе воспитания в семье и мудрой опеке родителей в сердце Евгения уже с детских лет были заложены многие добродетели, в том числе великодушие, скромность и неприятие насилия. Его брат Петр Сергеевич вспоминал: «Он был бесконечно добрым. Можно было бы сказать, что пришел он в мир ради людей и для того, чтобы пожертвовать собой».

Евгений получил основательное домашнее образование, которое позволило ему в 1878 году поступить сразу в пятый класс 2-й Санкт-Петербургской классической гимназии. В 1882 году Евгений окончил гимназию и стал студентом физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. Однако уже на следующий год, сдав экзамены за первый курс университета, он поступил на младшее отделение открывшегося приготовительного курса императорской Военно-медицинской академии. Его выбор медицинской профессии с самого начала носил осознанный и целенаправленный характер. Петр Боткин писал о Евгении: «Профессией своей он избрал медицину. Это соответствовало его призванию: помогать, поддерживать в тяжелую минуту, облегчать боль, исцелять без конца». В 1889 году Евгений успешно окончил академию, получив звание лекаря с отличием, и с января 1890 года начал свою трудовую деятельность в Мариинской больнице для бедных.

В 25 лет Евгений Сергеевич Боткин вступил в брак с дочерью потомственного дворянина Ольгой Владимировной Мануйловой. В семье Боткиных выросло четверо детей: Дмитрий (1894–1914), Георгий (1895–1941), Татьяна (1898–1986), Глеб (1900–1969).

Читайте так же:  Молитва Святому луке перед операцией мамы

Одновременно с работой в больнице Е. С. Боткин занимался наукой, его интересовали вопросы иммунологии, сущности процесса лейкоцитоза. В 1893 году Е. С. Боткин блестяще защитил диссертацию на степень доктора медицины. Через 2 года Евгений Сергеевич был командирован за границу, где проходил практику в медицинских учреждениях Гейдельберга и Берлина. В 1897 году Е. С. Боткин был удостоен звания приват-доцента по внутренним болезням с клиникой. На своей первой лекции он сказал студентам о самом важном в деятельности врача: «Пойдемте все с любовью к больному человеку, чтобы вместе учиться, как быть ему полезными». Служение медика Евгений Сергеевич считал истинно христианским деланием, он имел религиозный взгляд на болезни, видел их связь с душевным состоянием человека. В одном из своих писем к сыну Георгию, он выразил свое отношение к профессии медика как к средству познания Божией премудрости: «Главный же восторг, который испытываешь в нашем деле… заключается в том, что для этого мы должны все глубже и глубже проникать в подробности и тайны творений Бога, причем невозможно не наслаждаться их целесообразностью и гармонией и Его высшей мудростью».

Видео (кликните для воспроизведения).

С 1897 года Е. С. Боткин начал свою врачебную деятельность в общинах сестер милосердия Российского Общества Красного Креста. 19 ноября 1897 года он стал врачом в Свято-Троицкой общине сестер милосердия, а с 1 января 1899 года стал также главным врачом Санкт-Петербургской общины сестер милосердия в честь святого Георгия. Главными пациентами общины святого Георгия являлись люди из беднейших слоев общества, однако врачи и обслуживающий персонал подбирались в ней с особенной тщательностью. Некоторые женщины высшего сословия трудились там простыми медсестрами на общих основаниях и считали почетным для себя это занятие. Среди сотрудников царило такое воодушевление, такое желание помогать страждущим людям, что георгиевцев сравнивали иногда с первохристианской общиной. Тот факт, что Евгения Сергеевича приняли работать в это «образцовое учреждение», свидетельствовал не только о его возросшем авторитете как врача, но и о его христианских добродетелях и добропорядочной жизни. Должность главного врача общины могла быть доверена только высоконравственному и верующему человеку.

В 1904 году началась русско-японская война, и Евгений Сергеевич, оставив жену и четверых маленьких детей (старшему было в то время десять лет, младшему – четыре года), добровольцем отправился на Дальний Восток. 2 февраля 1904 года постановлением Главного управления Российского Общества Красного Креста он был назначен помощником Главноуполномоченного при действующих армиях по медицинской части. Занимая эту достаточно высокую административную должность, доктор Боткин часто находился на передовых позициях. Во время войны Евгений Сергеевич не только показал себя прекрасным врачом, но и проявил личные храбрость и мужество. Он написал с фронта множество писем, из которых составилась целая книга – «Свет и тени русско-японской войны 1904–1905 годов» Эта книга вскоре была опубликована, и многие, прочитав ее, открыли для себя новые стороны петербургского врача: его христианское, любящее, безгранично сострадательное сердце и непоколебимую веру в Бога. Императрица Александра Феодоровна, прочитав книгу Боткина, пожелала, чтобы Евгений Сергеевич стал личным доктором Царской семьи. В пасхальное воскресенье, 13 апреля 1908 года, император Николай II подписал указ о назначении доктора Боткина лейб-медиком Высочайшего двора.

Теперь, после нового назначения, Евгений Сергеевич должен был постоянно находиться при императоре и членах его семьи, его служба при царском дворе протекала без выходных дней и отпусков. Высокая должность и близость к Царской семье не изменили характера Е. С. Боткина. Он оставался таким же добрым и внимательным к ближним, каким был и раньше.

Когда началась Первая мировая война, Евгений Сергеевич обратился с просьбой к государю направить его на фронт для реорганизации санитарной службы. Однако император поручил ему оставаться при государыне и детях в Царском Селе, где их стараниями стали открываться лазареты. У себя дома в Царском Селе Евгений Сергеевич также устроил лазарет для легко раненых, который посещала императрица с дочерями.

В феврале 1917 года в России произошла революция. 2 марта государь подписал Манифест об отречении от престола. Царская семья была арестована и заключена под стражу в Александровском дворце. Евгений Сергеевич не оставил своих царственных пациентов: он добровольно решил находиться с ними, несмотря на то, что должность его была упразднена, и ему перестали выплачивать жалованье. В это время Боткин стал для царственных узников больше, чем другом: он взял на себя обязанность был посредником между императорской семьей и комиссарами, ходатайствуя обо всех их нуждах.

Когда Царскую семью было решено перевезти в Тобольск, доктор Боткин оказался среди немногих приближенных, которые добровольно последовали за государем в ссылку. Письма доктора Боткина из Тобольска поражают своим подлинно христианским настроением: ни слова ропота, осуждения, недовольства или обиды, но благодушие и даже радость. Источником этого благодушия была твердая вера во всеблагой Промысл Божий: «Поддерживает только молитва и горячее безграничное упование на милость Божию, неизменно нашим Небесным Отцом на нас изливаемую». В это время он продолжал выполнять свои обязанности: лечил не только членов Царской семьи, но и простых горожан. Ученый, много лет общавшийся с научной, медицинской, административной элитой России, он смиренно служил, как земский или городской врач, простым крестьянам, солдатам, рабочим.

В апреле 1918 года доктор Боткин вызвался сопровождать царскую чету в Екатеринбург, оставив в Тобольске своих родных детей, которых горячо и нежно любил. В Екатеринбурге большевики снова предложили слугам покинуть арестованных, но все отказались. Чекист И. Родзинский сообщал: «Вообще одно время после перевода в Екатеринбург была мысль отделить от них всех, в частности даже дочерям предлагали уехать. Но все отказались. Боткину предлагали. Он заявил, что хочет разделить участь семьи. И отказался».

Читайте так же:  Молитвы на долгую жизнь

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года Царская семья, их приближенные, в том числе и доктор Боткин, были расстреляны в подвале дома Ипатьева.

За несколько лет до своей кончины Евгений Сергеевич получил титул потомственного дворянина. Для своего герба он выбрал девиз: «Верою, верностью, трудом». В этих словах как бы сконцентрировались все жизненные идеалы и устремления доктора Боткина. Глубокое внутреннее благочестие, самое главное – жертвенное служение ближнему, непоколебимая преданность Царской семье и верность Богу и Его заповедям во всех обстоятельствах, верность до смерти. Такую верность Господь приемлет как чистую жертву и дает за нее высшую, небесную награду: Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни (Откр. 2, 10).

Доктор Евгений Боткин прославлен в лике святых

«Доктор Евгений Боткин прославлен в лике святых», – сказал митрополит Волоколамский Илларион на пресс-конференции, посвященной итогам собора.

По его словам, биографии других царских слуг пока изучаются.

Также Архиерейский собор внес в календарь Русской Православной церкви местночтимых святых Украинской Церкви.

Доктор Боткин был убит вместе со всей императорской семьёй в Екатеринбурге в Ипатьевском доме в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

В 1981 году вместе с другими расстрелянными в Ипатьевском доме был канонизирован Русской Православной Церковью Зарубежом.

Евгений Боткин: с царем до конца

Доктора, расстрелянного вместе с царской семьей, причислили к лику святых

Русская Православная Церковь канонизировала Евгения Боткина — врача, который не покинул императора в его смертный час и был расстрелян вместе с ним и его семьей в Екатеринбурге. Биографию нового подвижника вспоминает «Русская планета».

Семья императора

Несмотря на то что династия Боткиных верой и правдой служила сразу двум российским императорам — Александру II и Александру III, Евгений Боткин получил должность лейб-медика (придворного медика) не из-за достижений своих именитых предков (его отцом был знаменитый доктор Сергей Петрович Боткин, в честь которого названа одна из центральных больниц в Москве). Когда в 1907 году место главного врача императорской семьи освободилось, императрица Александра Федоровна сказала, что хочет видеть в этом качестве Боткина. Когда ей сказали, что в Петербурге есть два медика с такой фамилией, она добавила: «Того, что был на войне!»

Боткин отправился на войну добровольцем. К тому моменту он достиг неплохих успехов во врачебной карьере, был женат, имел четверых детей. В годы Русско-японской войны он координировал работу медицинских частей при российской армии. Должность административная, но Боткин, несмотря на это, предпочитал больше времени проводить на передовой и не боялся в случае чего исполнять роль ротного фельдшера, помогая солдатам прямо на поле боя.

За свои труды он был награжден офицерскими боевыми орденами, а после окончания войны написал книгу «Свет и тени Русско-японской войны». Эта книга и привела Боткина к должности лейб-медика императорской семьи. После ее прочтения Александра Федоровна никого, кроме него, в качестве императорского врача и видеть не хотела.

Императрица выбрала Евгения Боткина еще по одной причине — болезнь цесаревича Алексея. Как врач Боткин изучал иммунологию, а также свойства крови. Следить за здоровьем молодого цесаревича, больного гемофилией, стало одной из главных его обязанностей при императорском дворе.

У возможности занимать такую высокую должность была и обратная сторона. Теперь Боткин должен был постоянно находиться рядом с императорской семьей, работать без выходных и отпусков. Жена Боткина, увлекшись молодым революционером на 20 лет ее моложе, оставила Евгения Сергеевича с разбитым сердцем. Боткина спасала только любовь и поддержка со стороны его детей, а также то, что со временем и императорская семья стала ему не чужой. Боткин относился к своим августейшим пациентам с искренней любовью и вниманием, он мог ночами не отходить от постели больного царевича. На что юный Алексей впоследствии напишет ему в письме: «Я Вас люблю всем своим маленьким сердцем».

«Боткин был известен своей сдержанностью. Никому из свиты не удалось узнать от него, чем больна государыня и какому лечению следуют царица и наследник. Он был, безусловно, преданный их величествам слуга», — так говорил о Боткине генерал Мосолов, начальник канцелярии Министерства императорского двора.

Последний путь

Когда случилась революция и императорскую семью арестовали, у всех слуг и помощников государя был выбор: остаться или уехать. Царя предали многие, но Боткин не покинул пациентов и тогда, когда Николая II вместе со всей семьей было решено отправить в Тобольск, а затем и в Екатеринбург.

Даже перед самым расстрелом у Евгения Боткина была возможность уехать и выбрать новое место работы. Но он не оставил тех, к кому успел привязаться всей душой. После последнего сделанного ему предложения оставить императора он уже знал, что царя скоро убьют.

«Видите ли, я дал царю честное слово оставаться при нем до тех пор, пока он жив. Для человека моего положения невозможно не сдержать такого слова. Я также не могу оставить наследника одного. Как могу я это совместить со своей совестью? Вы все должны это понять», — приводит в своих воспоминаниях его слова Иоганн Мейер, бывший пленный австрийский солдат, перешедший на сторону большевиков.

Читайте так же:  Молитвы на понятном языке

В своих письмах Боткин написал: «Вообще, если “вера без дел мертва есть”, то “дела” без веры могут существовать, и если кому из нас к делам присоединится и вера, то это лишь по особой к нему милости Божьей. Это оправдывает и последнее мое решение, когда я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не поколебался по требованию Бога принести ему в жертву своего единственного сына».

В подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге императору и всей его семье большевики зачитали решение исполкома Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Приговор привели в исполнении немедленно — вместе с царской семьей были расстреляны также лейб-медик Боткин, лейб-повар Харитонов, камердинер и комнатная девушка.

Первые выстрелы были сделаны по Николаю II. Двумя пулями, пролетевшими мимо основной цели, Боткин был ранен в живот. После убийства царя большевики добивали своих жертв. Комендант Юровский, следивший за казнью, позже указал, что Боткин какое-то время был еще жив. «Выстрелом в голову я прикончил его», — писал позднее Юровский. Останки врача последнего русского императора впоследствии так и не были найдены — лишь его пенсне было обнаружено среди других вещественных доказательств в яме в окрестностях Екатеринбурга, куда были сброшены тела убитых.

Смута, объявшая Россию после революции 1917 года, не просто привела к падению монархии и разрушению империи. В России в одночасье рухнули все государственные институты, а все нравственные начала личности для каждого отдельного человека словно перестали действовать. Евгений Боткин был одним из немногих свидетельств тому, что и в эпоху всеобщего помешательства, разгула и вседозволенности можно остаться человеком, верным слову, чести и своему долгу.

Молитвы евгению боткину

Правнучка святого врача страстотерпца Евгения Сергеевича Боткина Анна Константиновна Мельник-Плюйет по приглашению митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла посетила праздничное богослужение в Иоанно-Предтеченском храме сегодня, 7 июля, в день престольного праздника Рождества Пророка Иоанна Предтечи.

Анна Константиновна посещает Екатеринбург впервые. В первый день визита она вместе с сыном Георгоием проехали по местам, связанным с Царской семьей: побывали в Храме-на-Крови, в монастыре на Ганиной Яме, посетили Алапаевск.

– Мое главное чувство – это радость, радость от силы молитв, которые читались на тех святых местах, – отметила она в общении с представителями СМИ.

Третий день визита начался с праздничного богослужения и встречи с владыкой митрополитом в одном из старейших храмов Екатеринбурга. Представляя правнучку доктора Боткина священству и пастве, Его Высокопреосвященство отметил, что уважение к Евгению Боткину, представителю знаменитой врачебной фамилии, настоящих врачей, которые буквально душу свою полагали за больных людей, никогда не проходило в нашем народе.

Анна Константиновна Мельник-Плюйет поблагодарила главу Екатеринбургской митрополии за содействие в деле канонизации ее героического предка, верного врача Царской семьи, убиенного в Екатеринбурге 17 июля 1918 года.

В своем слове, обращенном к владыке митрополиту и прихожанам Иоанно-Предтеченского храма, правнучка доктора Боткина также поблагодарила всех за сохранение памяти о Царственных страстотерпцах и докторе Боткине и поведала о девизе семьи Боткиных, в соответствии с которым стараются строить свою жизнь его потомки.

– «Верою, верностью, трудом» – вот девиз нашей семьи. Этот девиз говорит о вере, о том, что все постигается через труд, через посвящение себя людям. Святой Евгений много говорил, и об этом свидетельствуют его письма, о том, что вера его пришла после кончины его первого сына Сергея. Говоря о верности – верность он испытывал отовсюду, от всего его окружения: у него были верные друзья, верные слуги, все верны были ему, – сказала Анна Константиновна.

– Верим, молимся и почитаем святого страстотерпца Евгения врача и погибших вместе с ним Иоанна, Анну и Алексия, которых тоже, надеемся, наша Церковь святая признает мучениками, пострадавшими со святым Царем Николаем II, – сказал в завершении Божественной литургии Его Высокопреосвященство владыка Кирилл. – И тот девиз, о котором вы сказали, про веру, верность и служение Отечеству – это девиз в принципе всех настоящих русских людей. И Евгений Сергеевич – это один из таких славных представителей. Мы надеемся, что его молитвы сегодня тоже вместе с нами.

Сын Анны Константиновны Георгий Плюйет, делясь впечатлениями от посещения Божественной литургии, отметил, что испытал «высокие, глубокие чувства присутствия на богослужении». На вопрос журналистов о том, каково это быть потомком святого, Георгий сказал: «Это очень большая честь и ответственность хранить память об этом великом человеке».

Отметим, прославление Евгения Сергеевича Боткина в лике святых прошло в Екатеринбурге 7 февраля 2016 года в день праздника Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Видео (кликните для воспроизведения).

Молитвы евгению боткину
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here