Молитва протопопа аввакума

Полное описание: Молитва протопопа аввакума - в детальных подробностях для наших читателей.

Ветхий Завет


Книга пророка Аввакума


Глава 3.

1 Молитва Аввакума пророка, для пения.

2 Господи! услышал я слух Твой и убоялся. Господи! соверши дело Твое среди лет, среди лет яви его; во гневе вспомни о милости.

3 Бог от Фемана грядет и Святый – от горы Фаран. Покрыло небеса величие Его, и славою Его наполнилась земля.

4 Блеск ее – как солнечный свет; от руки Его лучи, и здесь тайник Его силы!

5 Пред лицем Его идет язва, а по стопам Его – жгучий ветер.

6 Он стал и поколебал землю; воззрел, и в трепет привел народы; вековые горы распались, первобытные холмы опали; пути Его вечные.

7 Грустными видел я шатры Ефиопские; сотряслись палатки земли Мадиамской.

8 Разве на реки воспылал, Господи, гнев Твой? разве на реки – негодование Твое, или на море – ярость Твоя, что Ты восшел на коней Твоих, на колесницы Твои спасительные?

9 Ты обнажил лук Твой по клятвенному обетованию, данному коленам. Ты потоками рассек землю.

10 Увидев Тебя, вострепетали горы, ринулись воды; бездна дала голос свой, высоко подняла руки свои; 11 солнце и луна остановились на месте своем пред светом летающих стрел Твоих, пред сиянием сверкающих копьев Твоих.

12 Во гневе шествуешь Ты по земле и в негодовании попираешь народы.

13 Ты выступаешь для спасения народа Твоего, для спасения помазанного Твоего. Ты сокрушаешь главу нечестивого дома, обнажая его от основания до верха.

14 Ты пронзаешь копьями его главу вождей его, когда они как вихрь ринулись разбить меня, в радости, как бы думая поглотить бедного скрытно.

15 Ты с конями Твоими проложил путь по морю, через пучину великих вод.

16 Я услышал, и вострепетала внутренность моя; при вести о сем задрожали губы мои, боль проникла в кости мои, и колеблется место подо мною; а я должен быть спокоен в день бедствия, когда придет на народ мой грабитель его.

17 Хотя бы не расцвела смоковница и не было плода на виноградных лозах, и маслина изменила, и нива не дала пищи, хотя бы не стало овец в загоне и рогатого скота в стойлах,- 18 но и тогда я буду радоваться о Господе и веселиться о Боге спасения моего.

19 Господь Бог – сила моя: Он сделает ноги мои как у оленя и на высоты мои возведет меня! [Начальнику хора. ]

Предыдущая книга

Следующая книга

Ветхий Завет


Книга пророка Аввакума


Глава 3.

1 Молитва Аввакума пророка, для пения.

2 Господи! услышал я слух Твой и убоялся. Господи! соверши дело Твое среди лет, среди лет яви его; во гневе вспомни о милости.

3 Бог от Фемана грядет и Святый – от горы Фаран. Покрыло небеса величие Его, и славою Его наполнилась земля.

4 Блеск ее – как солнечный свет; от руки Его лучи, и здесь тайник Его силы!

5 Пред лицем Его идет язва, а по стопам Его – жгучий ветер.

6 Он стал и поколебал землю; воззрел, и в трепет привел народы; вековые горы распались, первобытные холмы опали; пути Его вечные.

7 Грустными видел я шатры Ефиопские; сотряслись палатки земли Мадиамской.

8 Разве на реки воспылал, Господи, гнев Твой? разве на реки – негодование Твое, или на море – ярость Твоя, что Ты восшел на коней Твоих, на колесницы Твои спасительные?

9 Ты обнажил лук Твой по клятвенному обетованию, данному коленам. Ты потоками рассек землю.

10 Увидев Тебя, вострепетали горы, ринулись воды; бездна дала голос свой, высоко подняла руки свои; 11 солнце и луна остановились на месте своем пред светом летающих стрел Твоих, пред сиянием сверкающих копьев Твоих.

12 Во гневе шествуешь Ты по земле и в негодовании попираешь народы.

13 Ты выступаешь для спасения народа Твоего, для спасения помазанного Твоего. Ты сокрушаешь главу нечестивого дома, обнажая его от основания до верха.

14 Ты пронзаешь копьями его главу вождей его, когда они как вихрь ринулись разбить меня, в радости, как бы думая поглотить бедного скрытно.

15 Ты с конями Твоими проложил путь по морю, через пучину великих вод.

16 Я услышал, и вострепетала внутренность моя; при вести о сем задрожали губы мои, боль проникла в кости мои, и колеблется место подо мною; а я должен быть спокоен в день бедствия, когда придет на народ мой грабитель его.

17 Хотя бы не расцвела смоковница и не было плода на виноградных лозах, и маслина изменила, и нива не дала пищи, хотя бы не стало овец в загоне и рогатого скота в стойлах,- 18 но и тогда я буду радоваться о Господе и веселиться о Боге спасения моего.

19 Господь Бог – сила моя: Он сделает ноги мои как у оленя и на высоты мои возведет меня! [Начальнику хора. ]

Предыдущая книга

Следующая книга

Книга пророка Аввакума. Опыт переложения на русский язык

Авв.3:1 . Молитва Аввакума пророка с пениемъ 52 . Господи! уcлышал я слух Твой 53 и убоялся.

Авв.3:2 . Господи! уразумел я дела Твои и ужаснулся: среди двух животных Ты будешь познанъ 54 ; когда приблизятся лета, Ты будешь (совершеннее) познанъ 55 ; когда придет время, явишься: когда смутится душа моя во (время) гнева (Твоего), вспомнишь милость (Твою) 56 .

Авв.3:3 . Бог от юга 57 придет и Святый из горы, приосененной 58 чащи. Покрыла небеса добродетель 59 Его и хвалы Его полна земля.

Авв.3:4 . И сияние Его как светъ 60 будет, сила 61 в руках Его и Он положил мощную любовь силы Своей 62 .

Авв.3:5 . Пред лицем Его пойдет слово и выйдет на поле при ногах Его 63 .

Авв.3:6 . Он стал, и поколебалась земля; посмотрел, и растаяли народы, горы принуждены распасться, и растаяли холмы вечные: пути Его вечные 64 .

Авв.3:7 . В обременении 65 видели селения Эфиопския, убоятся и шатры земли Мадиамской:

Авв.3:8 . Ужели на реках прогневаешься, Господи? ужели на реках ярость Твоя? или на море устремление Твое, что Ты восшел на коней Твоих? Но 66 шествие Твое – спасение.

Авв.3:9 . Ты сильно натянешь лук Твой на скипетры 67 , реками, говорит Господь, расторгнута будет земля.

Авв.3:10 . Увидят Тебя и возскорбят народы: (Ты) распространяешь 68 во́ды шествия Твоего 69 ; бездна издала голос свой 70 , высота – привидения свои 71 .

Авв.3:11 . Поднялось солнце и луна стала в чине 72 своем, стрелы Твои во свете полетят, в молниевидном блеске оружий Твоих.

Читайте так же:  Франсуа милле вечерняя молитва

Авв.3:12 . Во гневе Ты умалишь землю и в ярости низложишь народы.

Авв.3:13 . Ты вышел для спасения народа Твоего, чтобы спасти помазанных Твоих, навел смерть на головы беззаконников, поднял узы (их) до выи 73 на векъ 74 .

Авв.3:14 . Ты поразил главы сильных умоизступлениемъ 75 : они потрясутся в немъ 76 , разорвут свои оковы 77 , как нищий тайно поедающий 78 .

Авв.3:15 . Ты ввел в море коней Твоих. возмущающих великия воды 79 .

Авв.3:16 . Я стоял на страже 80 и убоялось сердце мое от молитвенного го́лоса уст моих и вошел трепет в кости мои, пришла в смятение во мне сила 81 моя. Успокоюсь 82 в день скорби моей, чтобы мне войти к народу, пришедшему со мною 83 .

Авв.3:17 . Посему (если) смоковница не принесет плода, и не будет плода на виноградных лозах, обманет урожай 84 маслины и поля не дадут пищи, у овец не будет корма и волы не будут при ясляхъ 85 ,

Авв.3:18 . Но я (и тогда) 86 о Господе возрадуюсь, возвеселюсь о Боге Спасителе моем.

Авв.3:19 . Господь Бог мой 87 – сила моя, направит ноги мои на совершение 88 , на высоту возведет меня, чтобы быть мне победителемъ 89 в восхвалении Его.

Греч. μετ᾿ ὀδῆς – слав. с песнию, т. е. молитва-песнь; поэтому в православном богослужении эта молитва служит основою четвертой песни утреннего канона.

Т. е. что́ Ты возвещаешь.

По изъяснению Кир. Ал., – среди херувимов (ср. Иез. 1, 5–22; 10, 1 , – херувимы животными названы), осенявших ковчег ( Исх. 25, 10 ): Христос в тени познаваем был в Ветхом Завете, как Искупитель, а в Новом Завете явится «Слово воплотившееся».

Греч. ἐπιγνωσθ ή σ ῃ – снова узнан, как издавна ведомый.

Оскобл. слав. твою нет соотв. в греч. и лат. т., только есть у св. Иринея: misericordiae tuae.

Греч. θαιμὰν ­­ евр. תימן , слав. юг. Отцы Церкви видели указание на Вифлеем, лежащий на юге от Иерусалима.

Горы́, покрытой лесною тению.

Греч. ἀρετὴ «Доброе дело, совершенное Христом, просветило весь мир истиннымь боговедением». Феодорит.

В синод. переводе доб. «солнечный», т. е. очень яркий.

Греч. κέρατα – букв. рога, слав. рози; см. примеч. к Амос. 6, 13 .

«Но Его сила проявляет Его великую любовь к людям». Феодорит.

Проповедь Иоанна Предтечи предшествовала явлению Христа Спасителя и во время крещения была при ногах Его (ср. Матф. 3, 11 – нести сапоги Его).

Слав. шествия вечная Его (имен. пад.) имеет соотв. в греч. т. компл. изд. ὁδοὶ αἰων ί αι , а обычно вин. пад. πορε ί ας αἰων ί ους (или αἰων ί ας ), по в евр. т. и синод. пер. также им. падеж.

Греч. ἀντὶ κ ό πων – слав. за труд, по причине трудов, ради трудов; по контексту уклоняемся от букв. перевода.

По греч. καὶ – отступаем по отеческому толкованию, у Кир. Ал. и блаж. Феодор. ἀλλὰ . Целию шествия Господа не гнев, а спасение людей должно быть.

Богопротивных царей и владык (ср. Псал. 44, 5 ). Феодорит.

Греч σκορπ ί ζων – по Кир. Ал., Феод. и Иерон. относится к Богу.

Т. е. блогодатные дары; ср. Ис. 12 гл.; Иоан. 7, 37 .

«Волнения народов, противных Богу и Христу». Феодорит.

Гордость и эгоизм сатаны и его клевретов испустили свои безсильные страхования. Кажется, две крайности мира: бездна и высота ответят на явление Господа своим противлением, как бы надземный и подземный физический и духовный мир; о физической бездне и проявлении ея участия говорил пророк в 8–9 стт., а о высоте – солнце и луне в 11 ст.

Греч. ἐν τάξει – слав. в чине, в назначенном ей Господом движении и местоположении среди других светил.

Оковал все члены их: с ног до головы.

Слав. в конец соотв. διάψαλμα – остановка в пении. Но по свидетельству Иеронима, в древних спп. LXX стояло: εἰς τὸ τέλος , сохранившееся в син. код., лук. спп., компл., альд. изд. и у Феод.: «до конца предал их смерти».

Греч. ἐν αὐτ ῇ – Кир. Ал. и Иерон. относят к ἐκστάσει , с ними и мы согласуемся в переводе; по слав. в ней.

Греч. χαλινούς – слав. узды, т. е. власть Господню; см. 13 ст. Псал. 21, 2 – расторгнем узы их.

«Враги Господни будут в скрытности и тайно выражать свое противление Господу». Феодорит.

По изъяснению Кир. Ал., Иерон. и Феодорита, под конями разумеются Апостолы, а под морем человечество. В православных богослужебных песнопениях, в 4-й песни канона, обычно такое понимание этого стиха: всел еси, яко на кони, на Апостолы Твоя. провидя премудрые Апостолы якоже кони возмущающия море (служба на 2-е дек. прор. Аввакуму). Вообще в 1–15 стт., по мнению толковников, заключается пророчество о первом и втором пришествии Христа, спасении человечества и суде над всем боговраждебным миром. Кн. прор. Аввакума. (М. 1888 г. 93–97 стр.). Апок. 19, 11–15 .

Греч. ἐφυλαξάμην – слав. сохранихся, но общее значение гл. φυλάσσω – наблюдал, стерег, т. е. был на страже, упоминаемой во 2, 1 – φυλακὴ .

Греч. ξις – существо, все тело.

Здесь, по толкованиям, нужно добавить: однакож я сказал себе: «успокоюсь. ».

Греч. παροικ ί ας μου – пришельствия моего, т. е. странствующему на земле ( Псал. 118, 19 ) и ожидающему от меня утешения (2, 1–3). Феодорит.

Греч. ἔργον – слав. дело.

Т. е. будет полный голод на земле.

Оскобл. дополняем по синод. переводу.

Слав. мой соотв. μου в лук. спп., у Феод. и Феоф., в альд. изд., а в алекс., ват. и др. нет.

Т. е. на совершенное исполнение того, что возложено Господом на пророка.

Греч. τοῦ νικῆσαι – получить первую награду за составление священных гимнов. Душевное радостное настроение пророка, порождаемое его непоколебимой верой в милость Господа, будет вдохновлять его на хвалебные песнопения и победит естественное уныние при виде земного неблогополучия (16–19 ст.).

Источник: Книги XII малых пророков в русском переводе с греческого текста LXX, с введением и примечаниями. П. Юнгеров . – Казань: Центральная типография, 1913.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Молитва протопопа аввакума

Молитва Аввакума (исполнитель: Аввакум )

Видео к песне:

Войти в Tekstovoi.ru

Используйте ВКонтакте, Одноклассники или Facebook, чтобы связаться с друзьями и активизировать участников вашей социальной сети.

Видео (кликните для воспроизведения).

Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники Войти через Facebook Войти, используя логин и пароль на Tekstovoi.ru

Житие протопопа Аввакума

Житие протопопа Аввакума

Читайте так же:  Молитва Отче наш старославянским шрифтом

Автор: Аввакум Петров

Год и место первой публикации: 1861, Россия

Распространялось в списках

Литературная форма: автобиография

Протопоп Аввакум Петров — пожалуй, первый в русской истории диссидент, оппозиционность которого воплотилась в тексте, ставшем со временем настолько авторитетным. Житие, наиболее популярный среди мирян жанр церковной литературы (оригинальной светской в XVII веке не было), Аввакум, отвергая реформы патриарха Никона, наполнил актуальной религиозно-политической полемикой. Опальный протопоп, один из лидеров старообрядцев, на литературном поле стал не менее, а может, и более заметной фигурой, чем в истории православной церкви: его «Житие» — первый в русской литературе опыт автобиографии.

В догматическом вступлении Аввакум, обращаясь к учению Дионисия Ареопагита, прямо заявляет свою позицию по отношению к никонианским реформам: «потеряли новолюбцы существо божие испадением от истиннаго господа, святаго и животворящего духа». Но прежде, уже в первой фразе «Жития» звучит стилистическое кредо автора: «…и аще что реченно просто, и вы, Господа ради, чтущии и слышащии, не позазрите просторечию нашему, понеже люблю свой русской природной язык, виршами философскими не обык речи красить, понеже не словес красных Бог слушает, но дел наших хощет».

Аввакум родился в селе Григорове Нижегородского края в 1620 году, но, по неизвестным причинам изгнанный оттуда, переселился в село Лопатицы того же края еще в юности. С этого изгнания начинается история бедствий и скитаний строптивого священника. В 21 год, в Лопатицах он был рукоположен сначала в дьяконы, а позже в попы. Ревностное наставление на путь истинный своих многочисленных духовных детей не раз навлекало на Аввакума гнев светских начальников, от которых ему приходилось терпеть и притеснения и побои. Дело, наконец, закончилось изгнанием. В Лопатицы он вернулся с грамотой влиятельных московских протопопов Стефана Вонифатьева и Ивана Неронова, но — после новых преследований — был изгнан вторично. Аввакум снова отправился в Москву, где получил назначение протопопом в Юрьевце-Повольский. Местная паства потерпела протопопа два месяца, а затем учинила расправу:

«… дьявол научил попов, и мужиков, и баб, — пришли к патриархову приказу, где я дела духовныя делал, и, вытаща меня из приказа собранием, — человек с тысящу и с полторы их было, — среди улицы били батожьем и топтали; и бабы были с рычагами. Грех ради моих, замертва убили и бросили под избной угол. Воевода с пушкарями прибежали и, ухватя меня, на лошеди умчали в мое дворишко; и пушкарей воевода около дома поставил. Людие же ко двору приступают и по граду молва велика. Наипаче же попы и бабы, которых унимал от блудни, вопят: «убить вора, блядина сына, да и тело собакам в ров кинем!»

На этот раз, в 1652 году, Аввакум пошел в Москву без семьи. В столице он устроился священником в Казанском соборе, настоятелем которого был Иван Неронов. Вскоре Аввакум вошел в кружок ревнителей благочестия, члены которого пропагандировали строгую церковную религиозность. В столице тогда как раз избирали патриарха, и Аввакум поддержал перед царем Алексеем Михайловичем кандидатуру своего будущего недруга. Однако после ареста 4 августа 1653 года Ивана Неронова Аввакум встает во главе старообрядческой оппозиции. Спустя некоторое время за активное участие в борьбе с нововведениями Никона протопопа заключили в Андрониев монастырь. После разнообразных издевательств Аввакума все-таки не расстригли, как многих его соратников, — благодаря заступничеству царя; протопопу предстояла ссылка в Сибирь, в Тобольск. Но и отсюда доносы погнали его в Даурию, на границу Монголии. В скитаниях протопоп не раз чудом избегал смерти, от голода и холода умерли двое его сыновей.

В 1661 году царь вызвал Аввакума в Москву — мириться с церковью. По дороге, которая заняла три года, ссыльный протопоп неустанно обличал «безбожную лесть». В Кремле, где Никон уже потерял к тому времени все свое влияние (он сам оказался в опале), Аввакуму прощали все в обмен на обещание молчать. Автор «Жития» сдерживал свой «огнеопальный» дух полгода и, в конце концов, «паки заворчал». Власти ответили ссылкой — на этот раз на Крайний Север, в Пустозерск; но зимой добраться туда было трудно, поэтому Аввакума с семьей сослали поближе — в Мезень. В марте 1666 года протопопа снова вызвали в столицу: на этот раз в связи с созывом Церковного Собора, посвященного главным образом борьбе со старообрядцами. После полутора лет уговоров и наказаний упорного традиционалиста вместе с другими идеологами старообрядчества расстригли, предали проклятию и в августе 1667 года отправили в Пустозерск. Тем временем, в 1670 году на его соратников обрушилась новая волна репрессий; только покаяние смогло заменить сыновьям протопопа Ивану и Прокопию виселицу на тюремное заключение. Однако террор не смиряет воинственного заключенного: в 1676 году он пишет царю Федору Алексеевичу вызывающую по тону челобитную.

После выступлений московских старообрядцев в январе 1681 года церковные власти разрешили царю Федору Алексеевичу поступать с раскольниками по своему усмотрению. В Пустозерске 14 апреля 1682 года Аввакум вместе с попом Лазарем, иноком Епифанием и дьяконом Федором был сожжен на костре «за великие на царский дом хулы».

Борьба русской церкви с «отреченными», или «ложными», «сокровенными», то есть еретическими книгами началась почти сразу после христианизации Руси. В «Изборнике Святослава» (1073 год) представлены списки «истинных» и «ложных» книг — «Богословьцы от словес». Их сопровождает предостережение читателю: «Книги ложные, их же не подобает чести и держати православным христианам». Одно из первых упоминаний о репрессивных мерах по отношению к чрезмерно любопытным читателям появляется в «Кормчей книге» (1284 год): «Иже кто иметь еретическое писание у себя держати, и волхвованию его веровати, со всеми еретики да будет проклят, а книги те на темени их сожещи».

Сочинение Аввакума, конечно, ни в коей мере не было языческим. Но в XVII веке церковь не отделена от государства, поэтому резкое неприятие протопопом никонианских реформ и борьба с ними — это двойное преступление против государства: религиозное и политическое.

До второй половины XVIII века книгопечатание было исключительной прерогативой государства — у частных лиц просто не было необходимых технических средств. До этого времени была только одна возможность «опубликовать» текст, а именно: создать произведение, которое, благодаря своей популярности, будут переписывать и пересказывать. «Житие протопопа Аввакума» отвечало этим условиям.

В заточении Аввакум развил энергичную литературную деятельность: ему принадлежит авторство более чем 80 произведений, большинство из которых были написаны в Пустозерске. Инок Епифаний, «соузник» протопопа, убедил написать его свое «Житие»; в 1672–1676 годах были созданы дошедшие до нас три редакции.

В начале ссылки опальные расколоучители могли достаточно свободно передавать свои сочинения сторонникам старой веры. Подпольных типографий тогда не было, поэтому старообрядцы переписывали произведения своих идеологов. В раскольничьей среде Аввакума считали священным страдальцем, стражем церкви, осмелившимся в своих челобитных сказать царю правду, — в Пустозерск совершались настоящие паломничества.

Читайте так же:  Молитва ко ПреСвятой Богородице на покров

Указ 1681–1682 годов запрещал распространять рукописные и печатные тексты, содержавшие рассуждения на религиозные темы, которые «на Москве всяких чинов люди пишут в тетрадях, и на листах, и в столбцах… и продают у Спасских ворот и в иных местах, и в тех письмах на преданные святой церкви книги является многая ложь». Тем не менее «Житие» получило к концу XVII века известность в старообрядческой среде, его переписывают и переделывают.

Синтетический жанр сочинения (А. Н. Робинсон называет его «исповедь-проповедь») и язык, сочетающий в себе древнерусское красноречие и разговорные интонации, обеспечили ему сначала идеологический, а затем и литературный успех. Правда, собственно «литературный» успех пришел много позже. Первая публикация сочинения Аввакума состоялась именно благодаря тому, что стало возможно прочтение его как литературного или исторического памятника. Духовные цензоры двух столиц «одобрили к напечатанию» «Житие», но, на всякий случай, переправили в Священный Синод, а Синод — епископу харьковскому Макарию. Последний, автор первого точного упоминания «Жития» как автобиографии Аввакума (в статье о русском расколе, напечатанной в 1854 году), со знанием дела и не без остроумия написал отзыв, датированный 27 марта 1861 года:

«…означенная рукопись содержит в себе довольно любопытных подробностей для истории русского раскола, ярко обрисовывает характер Аввакума и хотя рассказывает о некоторых его мнимых чудодеяниях, но вообще производит и может производить в душе всякого непредубежденного читателя очень невыгодное понятие об этом расколоучителе».

В октябре 1861 года вышла шестая книга «Летописи русской литературы и древности», в которой была опубликована «Автобиография протопопа Аввакума». А 1 ноября 1861 года Петербургский комитет духовной цензуры разрешил отдельное издание «Жития».

Старообрядцы, надо сказать, по-прежнему предпочитали рукописный текст.

Библия. Книга пророка Аввакума

Глава 3

1 Молитва Аввакума пророка, для пения.

2 Господи! услышал я слух Твой и убоялся. Господи! соверши дело Твое среди лет, среди лет яви его; во гневе вспомни о милости.

3 Бог от Фемана грядет и Святый – от горы Фаран. Покрыло небеса величие Его, и славою Его наполнилась земля.

4 Блеск ее – как солнечный свет; от руки Его лучи, и здесь тайник Его силы!

5 Пред лицем Его идет язва, а по стопам Его – жгучий ветер.

6 Он стал и поколебал землю; воззрел, и в трепет привел народы; вековые горы распались, первобытные холмы опали; пути Его вечные.

7 Грустными видел я шатры Ефиопские; сотряслись палатки земли Мадиамской.

8 Разве на реки воспылал, Господи, гнев Твой? разве на реки – негодование Твое, или на море – ярость Твоя, что Ты восшел на коней Твоих, на колесницы Твои спасительные?

9 Ты обнажил лук Твой по клятвенному обетованию, данному коленам. Ты потоками рассек землю.

10 Увидев Тебя, вострепетали горы, ринулись воды; бездна дала голос свой, высоко подняла руки свои;

11 солнце и луна остановились на месте своем пред светом летающих стрел Твоих, пред сиянием сверкающих копьев Твоих.

12 Во гневе шествуешь Ты по земле и в негодовании попираешь народы.

13 Ты выступаешь для спасения народа Твоего, для спасения помазанного Твоего. Ты сокрушаешь главу нечестивого дома, обнажая его от основания до верха.

14 Ты пронзаешь копьями его главу вождей его, когда они как вихрь ринулись разбить меня, в радости, как бы думая поглотить бедного скрытно.

15 Ты с конями Твоими проложил путь по морю, через пучину великих вод.

16 Я услышал, и вострепетала внутренность моя; при вести о сем задрожали губы мои, боль проникла в кости мои, и колеблется место подо мною; а я должен быть спокоен в день бедствия, когда придет на народ мой грабитель его.

17 Хотя бы не расцвела смоковница и не было плода на виноградных лозах, и маслина изменила, и нива не дала пищи, хотя бы не стало овец в загоне и рогатого скота в стойлах,-

18 но и тогда я буду радоваться о Господе и веселиться о Боге спасения моего.

19 Господь Бог – сила моя: Он сделает ноги мои как у оленя и на высоты мои возведет меня! [Начальнику хора.]

Житие протопопа Аввакума, им самим написанное

Житие протопопа Аввакума, им самим написанное

Написано в 1672 — 1673 гг. Аввакумом Петровым (1620 или 1621 — 1682), в ту пору — пожизненным узником земляной тюрьмы в заполярном Пустозерске (устье Печоры). Автобиографическая повесть, наследующая традиции «Поучения» Владимира Мономаха и житийной литературы; вместе с тем, творение глубоко оригинальное, завершающее древнерусский этап литературного развития и прокладывающее дорогу литературе Нового времени. Образ автора — героя «Жития» служит центром широчайшей картины жизни России с охватом пространства от Приамурья до Заполярья и времени от 20-х до 70-х гг. XVII в. Повесть густо «населена» персонажами, изображенными необычайно живо, во внешнем и внутреннем движении, создает мощные, противоречивые и непредсказуемые характеры (автор, Афанасий Пашков) — ив этом смысле выступает предтечей крупных прозаических форм русской классики XIX в.

Фрагмент из «Жития» дается без перевода, в соответствии с современными нормами публикации древнерусских текстов.

Публикуется по изданию: Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. Под общ. ред. Н. К. Гудзия. М., 1960.

Верх — царский дворец в Кремле.

Братья (имя одного из них Ефимий) умерли во время эпидемии чумы в 1652 г.

«Излиял Бог на царство фиял гнева Своего! — пересказ стиха 1 из гл. XVI Апокалипсиса: «И услышал я из храма громкий голос, говорящий семи Ангелам: идите и излейте семь чаш гнева Божия на землю».

Неронов Иван (1591 — 1670) — с 1646 или 1647 г. протопоп Московского Казанского собора, затем инок с именем Григорий.

Енисейской — имеется в виду Енисейский острог, ныне Енисейск.

Афанасий Филиппович Пашков (ум. в 1664) — енисейский воевода, деятельный, умный и жестокий, был послан начальником экспедиции в Забайкалье для освоения земель по Амуру.

Большая Тунгуска — так называлось тогда нижнее течение Ангары, вытекающей из Байкала.

«Жена моя. простоволоса ходя» — Анастасия Марковна (1624 — 1710), сирота, дочь кузнеца из родного села Аввакума — Григорова Большемурашкинского района Нижегородской губернии; замужней женщине по обычаям Древней Руси не полагалось при посторонних быть простоволосой.

Чекан — топорик с длинной рукояткой.

Беть — бревно, соединяющее борта дощаника.

«. со птицами витать — образ из Псалтыри (X, 1).

«Аще Иев и говорил так. » — имеется в виду Книга Иова, его ропот, обращенный к Богу (VII).

Читайте так же:  Молитва для энергии и сил

«. яко многими скорбьми подобает. » — слова из Деяний святых апостолов (XIV, 22).

Залавок — уступ в реке, подводный обрыв.

Нужно — трудно, тягостно.

«. сыне, не пренемогай наказанием Господним. » — из Послания апостола Павла к евреям (XII, 5-8); пренемогать — пренебрегать.

Филиппов пост — начинается за сорок дней до праздника Рождества, т.е. 14 ноября.

Аманат — заложник, пленник.

Хилок — приток реки Селенги, впадающей в Байкал.

«. зело нужен. » — очень труден.

Иргень — озеро к востоку от Байкала.

Ингода — река, часть водной системы Амура.

Однорядка — однобортный длинный женский кафтан.

Полтретьятцеть — двадцать пять.

Нерча — приток реки Шилки, входящей в систему Амура.

«Кто даст главе моей воду и источник слез. » — из Книги пророка Иеремии (IX, 1).

«А мать и братья в земле закопаны сидят» — когда Аввакум писал «Житие» в пустозерской тюрьме, жена его и два старших сына — Иван и Прокопий были заточены в мезенской земляной тюрьме (в устье реки Мезени).

«. не начный блажен, но скончавый» (не начавший блажен, но окончивший) — из Евангелия от Матфея (XXIV, 13).

«Сенныя ево любимые были. » — служанки в доме (далее речь о том, что эти служанки, Марья и Софья были одержимы душевной болезнью).

«. яко ничто же успевает, но паче молва бывает. » — из Евангелия от Матфея (XXVII, 24);» не успевает» здесь в старинном значении: «не успокаивается» (отсюда «успение» — смерть, вечный покой).

«Древле благодать действовавше ослом при Валааме. » В Четвертой Книге Моисеевой (XII) имеется притча об ослице Валаама, заговорившей человеческим голосом по воле Божьего ангела; подобная притча содержится в рассказе о греческих святых Юлиане и Сисинии.

«Бог идежи хощет, побеждается естества чин» (т.е. если Бог захочет, меняется естественный порядок) — из Третьей стихиры (церковного песнопения) на Благовещенье (один из православных праздников в память о той Благой вести, которую сообщил архангел Гавриил Деве Марии: о грядущем рождении Сына Божьего).

Феодор Едесский — христианский святой; в его Житии рассказывается, как блудница воскресила мертвого младенца.

Кормчая — книга законов и правил русской православной церкви.

«. привели ко мне баб бешаных. » — женщин, страдающих умопомешательством; Аввакум славился умением лечить таких больных.

«. совершенно бежит от тела Христово.» — имеется в виду просфора (освященный белый хлебец), применяемая в православном богослужении как символ тела Христова.

«На Москве с бояронею в Вознесенском монастыре вселились.» — После возвращения в Россию и смерти Афанасия Пашкова его вдова Фекла Симеоновна приняла монашество в женском Вознесенском монастыре, позднее стала его игуменьей, с нею поселились и женщины, которых лечил Аввакум.

«Бояроня пожаловала. » — речь идет о снохе Пашкова Евдокии Кирилловне.

Патрахель (епитрахиль) — часть одеяния священнослужителя: лента, украшенная золотым шитьем, с вышитыми на ней тремя крестами.

Мунгальское царство — Монголия.

Волхв — языческий жрец.

Зеведеевичи — сыновья Зеведея Иаков и Иоанн, апостолы Иисуса Христа (Евангелие от Марка, III, 17; Евангелие от Луки, IX, 54-56).

«..лриложи им зла, Господи, приложи. » — из Книги пророка Исайи (XXVI, 15).

Пищаль — тяжелое ружье или малое артиллерийское орудие; колесчатая — на небольших колесах.

«. яко косен Бог во гнев, а скор на послушание. » (как не спешит Бог отозваться на гнев, но спешит — на послушание) — сходный текст в Соборном послании святого апостола Иакова (I, 19, 20): «. всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев; ибо гнев человека не творит правды Божией.»

Барте — частица при обращении со значением «пожалуйста».

День века — день Страшного суда.

ЖИТИЕ ПРОТОПОПА АВВАКУМА 7a Фрагмент

Посем указ пришел: ведено меня из Тобольска на Лену вести за сие, что браню от Писания и укоряю ересь Никонову. В та же времена пришла ко мне с Москвы грамотка. Два брата жили у царицы вверху, а оба умерли в мор и с женами и с детьми: и многие друзья и сродники померли. Излиял Бог на царство фиял гнева Своего! Да не узнались горюны однако, — церковью мятут. Говорил тогда и сказывал Неронов царю три пагубы за церковной раскол: мор, меч, разделение: то и сбылось во дни наша ныне. Но милостив Господь: наказав, покаяния ради и помилует нас, прогнав болезни душ наших и телес, и тишину подаст. Уповаю и надеюся на Христа: ожидаю милосердия Его и чаю воскресения мертвым.

Таже сел опять на корабль свой, еже и показан ми, что выше сего рекох, — поехал на Лену. А как приехал в Енисейской, другой указ пришел: ведено в Дауры вести — дватцеть тысящ и болши будет,от Москвы. И отдали меня Афонасью Пашкову в полк, — людей с ним было 6 сот человек; и грех ради моих суров человек: беспрестанно людей жжет, и мучит, и бьет. И я ево много уговаривал, да и сам в руки попал. А с Москвы от Никона приказано ему мучить меня.

Егда поехали из Енисейска, как будем в большой Тунгуске реке, в воду загрузило бурею дощеник мой совсем: налился среди реки полон воды, и парус изорвало, — одны полубы над водою, то все в воду ушло. Жена моя на полубы из воды робят кое-как вытаскала, простоволоса ходя. А я, на небо глядя, кричю: «Господи, спаси! Господи, помози!» И Божиею волею прибило к берегу нас. Много о том говорить! На другом дощенике двух человек сорвало, и утонули в воде. Посем, оправяся на берегу, и опять поехали вперед.

Наутро кинули меня в лотку и напредь повезли. Егда приехали к порогу, к самому большему, Падуну, — река о том месте шириною с версту, три залавка чрез всю реку зело круты, не воротами што попловет, ино в щепы изломает, — меня привезли под порог. Сверху дождь и снег, а на мне на плеча накинуто кафтанишко просто; льет вода по брюху и по спине, — нужно было гораздо. Из лотки вытаща, по каменью скована окол порога тащили. Грустко гораздо, да душе добро: не пеняю уж на Бога вдругорят. На ум пришли речи, пророком и апостолом реченныя: «сыне, не пренемогай наказанием Господним, ниже ослабей, от него обличаем. Его же любит Бог, того наказует: биет же всякаго сына, его же приемлет. Аще наказание терпите, тогда яко сыном обретается вам Бог. Аще ли без наказания приобщаетеся Ему, то выблядки, а не сынове есте». И сими речьми тешил себя.

Читайте так же:  Молитва мастера данга

Посем привезли в Брацкой острог и в тюрьму кинули, соломки дали. И сидел до Филйпова поста в студеной башне; там зима в те поры живет, да Бог грел и без платья, Что собачка, в соломке лежу: коли накормят, коли нет. Мышей много было, я их скуфьею бил, — и батошка не дадут дурачки! Все на брюхе лежал: спина гнида. Блох да вшей было много. Хотел на Пашкова кричать: «прости!» — да сила Божия возбранила, — велено терпеть. Перевел меня в теплую избу, и я тут с аманатами и собаками жил скован зиму всю. А жена с детьми верст с дватцеть была сослана от меня. Баба ея Ксенья мучила зиму ту всю, — лаяла да укоряла. Сын Иван — невелик был — прибрел ко мне побывать после Христова рождества, и Пашков велел кинуть в студеную тюрьму, где я сидел: начевал милой и замерз было тут. И на утро опять велел к матери протолкать. Я ево и не видал. Приволокся к матери, — руки и ногич ознобил.

На весну паки поехали впредь. Запасу небольшое место осталось, а первой разграблен весь: и книги и одежда иная отнята была, а иное и осталось. На Байкалове море паки тонул. По Хилке по реке заставил меня лямку тянуть: зело нужен ход ею был, — и поесть было неколи, нежели спать. Лето целое мучилися. От водяные тяготы люди изгибали, и у меня ноги и живот синь был. Два лета в водах бродили, а зимами чрез волоки волочилися. На том же Хилке в третьее тонул. Барку от берегу оторвало водою, — людские стоят, а мою ухватило, да и понесло! Жена и дети остались на берегу, а меня сам-друг с кормщиком помчало. Вода быстрая, переворачивает барку вверх боками и дном; а я на ней ползаю, а сам кричю: «владычице, помози! упование, не утопи!» Иное ноги в воде, а иное выползу наверх. Несло с версту и болыпи; да люди переняли. Все розмыло до крохи! Да што петь делать, коли Христос и пречистая Богородица изволили так? Я, вышед из воды, смеюсь; а люди-те охают, платье мое по кустам развешивая, шубы отласные и тафтяные, и кое-какие безделицы тое иного еще было в чемоданах да в сумах; все с тех мест перегнило — наги стали. А Пашков меня же хочет опять бить: «ты-де над собою делаешь за посмех!» И я паки Свету-Богородице докучать: «Владычице, уйми дурака тово» Так Она-надежа уняла: стал по мне тужить.

Взял Пашков бедных вдов от меня; бранит меня вместо благодарения. Он чаял: Христос просто положит; ано пущи и старова стали беситца. Запер их в пустую избу, ино никому приступу нет к ним; призвал к ним Чернова попа, и оне ево дровами бросают, — и поволокся прочь. Я дома плачю, а делать не ведаю что. Приступить ко двору не смею: больно сердит на меня. Тайно послал к ним воды святыя, велел их умыть и напоить, и им, бедным, легче стало. Прибрели сами ко мне тайно, и я помазал их во имя Христово маслом, так опять, дал Бог, стали здоровы и опять домой пошли да по ночам ко мне прибегали тайно молитца Богу. Изрядные детки стали, играть перестали и правильца держатца стали. На Москве с бояронею в Вознесенском монастыре вселились. Слава о них Богу!

Таже с Нерчи реки паки назад возвратилися к Русе. Пять недель по льду голому ехали на нартах. Мне под робят и под рухлишко дал две клячки, а сам и протопопица брели пеши, убивающеся о лед. Страна варварская, иноземцы немирные; отстать от лошедей не смеем, а за лошедьми итти не поспеем, голодные и томные люди, Протопопица бедная бредет-бредет, да и повалится, — кольско гораздо! В ыную пору, бредучи, повалилась, а иной томной же человек на нея набрел, тут же и повалился; оба кричат, а встать не могут. Мужик кричит: «матушка-государыня, прости!» А протопопица кричит: «что ты, батько, меня задавил?» Я пришол, — на меня, бедная, пеняет, говоря: «долго ли муки сея, протопоп, будет?» И я говорю: «Марковна, до самыя до смерти!» Она же вздохня, отвещала: «добро, Петрович, ино еще побредем».

Видео (кликните для воспроизведения).

Курочка у нас черненька была; по два яичка на день приносила робяти на пищу, Божиим повелением нужде нашей помогая; Бог так строил. На нарте везучи, в то время удавили По грехом. И нынеча мне жаль курочки той, как на разум приидет. Ни курочка, ни што чюдо была: во весь год по два яичка на день давала; сто рублев при ней плюново дело, железо! А та птичка одушевленна, Божие творение, нас кормила, а сама с нами кашку сосновую из котла тут же клевала, или и рыбки прилучится, и рыбку клевала; а нам против тово по два яичка на день давала. Слава Богу, вся строившему благая! А не просто нам она и досталася. У боярони куры все переслепли и мереть стали; так она, собравше в короб, ко мне их прислала, чтоб-де батько пожаловал — помолился о курах. И я-су подумал: кормилица то есть наша, детки у нея, надобно ей курки. Молебен пел, воду святил, куров кропил и кадил; потом в лес сбродил, корыто им сделал, из чево есть, и водою покропил, да к ней все и отслал. Куры Божиим мановением исцелели и исправилися по вере ея. От тово-то племяни и наша курочка была. Да полно тово говорить! У Христа не сегодни так повелось. Еще Козьма и Дамиян человеком и скотом благоденствовали и целили о Христе. Богу вся надобно: и скотинка и птичка во славу его, пречистаго Владыки, еще же и человека ради.

Молитва протопопа аввакума
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here