Молитва плач ярославны

Полное описание: Молитва плач ярославны - в детальных подробностях для наших читателей.

«Плач Ярославны». ТЕКСТ.

«Плач Ярославны».

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землёй
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки́,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки́?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко́ под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

И взыграло море. Сквозь туман
Вихрь промчался к северу родному —
Сам Господь из половецких стран
Князю путь указывает к дому.

Над широким берегом Дуная (из переложения Николая Заболоцкого)

Плач Ярославны

Над широким берегом Дуна́я,
Над великой Га́лицкой землёй
Плачет, из Пути́вля долетая,
Голос Яросла́вны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опу́шкой
Наклонясь, в Кая́ле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки́,
Стрелы полове́цкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки́?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко́ под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою во́лны колыхать?
Ты же, стре́лы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные го́ры
В землях половецких ты проби́л,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобя́ковых носил.
Возлелей же князя, господи́не,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половча́н
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

И взыграло море. Сквозь туман
Вихрь промчался к северу родному —
Сам Господь из половецких стран
Князю путь указывает к дому.

Сочинение на тему: плач ярославны.Молитва

Ответ

Плач Ярославны, пожалуй, самый поэтичный и красивый эпизод произведения.­ Звучит он не просто как стенания и мольба, а как самое настоящее заклинание, наполненное народными напевами и магическими превращениями в животных.­

Ярославна переживает о неудачном походе дружины своего супруга князя Игоря. В своей печали она не стесняется своих слез и­ обращается к высшим силам природы – ветру, реке и солнцу. Удивительны ее обращения на равных, Ярославна как бы осуждает и отчитывает высшие силы, как старых добрых друзей, которые не оказали должную помощь поддержку ее мужу. Таким приемом автор указывает на ярко выраженные языческие обычаи, которые имели место в то время, несмотря на принятое уже христианство. Необычайно живописно изображена и природа в плаче. Такие описания как преображение в животных, вполне характерны для фольклорного творчества.

В образе Ярославны успешно сочетается тип верной и преданной супруги, которая ради мужа готова на многое, и в кукушку обернутся, и кровь с ран стереть.­ Также упоминает в своей песне и прославленный подвиг Святослава, как бы говоря, что есть чем гордиться, народу русскому.­ Важно, что женский образ представлен наравне с мужскими. Таким образом, автор подчеркивает уверенность и самодостаточность Ярославны.

Итак, можно заключить, что с помощью представленного образа, автор пытается передать скорбь, и в тоже время решительность всех женщин Руси – жен и матерей.­ Каждое слово Ярославны наполнено светом и надеждой на благополучное окончание противостояния.

Плач Ярославны (из переложения Аполлона Майкова)

Плач Ярославны

Игорь слышит Ярославнин голос…
Там, в земле незнаемой, поу́тру
Раным-рано ласточкой щебечет:
«По Дунаю ласточкой помчусь я,
Омочу бебрян рукав в Каяле,
Оботру кровавы раны князю
На белом его могучем теле. »

Читайте так же:  Текст молитвы для наказания врагов и обидчиков

Там она, в Путивле, раным-рано
На стене стоит и причитает:

«Ветр-ветрило! что ты, господине,
Что ты веешь, что на лёгких крыльях
Носишь стрелы в храбрых воев лады!
В небесах, под облаки бы веял,
По морям кораблики лелеял,
А то веешь, веешь — развеваешь
На ковыль-траву моё веселье…»

Там она, в Путивле, раным-рано
На стене стоит и причитает:

«Ты ли, Днепр мой, Днепр ты мой Славутич!
По земле прошёл ты Половецкой,
Пробивал ты каменные горы!
Ты ладьи лелеял Святослава,
До земли Кобяковой носил их…
Прилелей ко мне мою ты ладу,
Чтоб мне слёз не слать к нему с тобою
По сырым зорям на сине море. »

Рано-рано уж она в Путивле
На стене стоит и причитает:

«Светлое, трисветлое ты Солнце,
Ах, для всех красно́, тепло ты, Солнце!
Что ж ты, Солнце, с неба устремило
Жаркий луч на лады храбрых воев!
Жаждой их томишь в безводном поле,
Сушишь-гнёшь несмоченные луки,
Замыкаешь кожаные тулы…»

Сине море прыснуло к полно́чи.
Мглой встают, идут смерчи морские:
Кажет Бог князь-Игорю дорогу
Из земли далёкой Половецкой
К золотому отчему престолу.

Плач Ярославны (в подстрочном переводе Дмитрия Лихачёва)

Этот текст ещё не прошёл вычитку. — нужно сравнить с печатным оригиналом. Есть книга?

Плач Ярославны

На Дунае Ярославнин голос слышится,
Кукушкою безвестной рано кукует:
«Полечу, — говорит, — кукушкою по Дунаю,
Омочу шелковый рукав в Каяле-реке,
Утру князю кровавые его раны
На могучем его теле».

Ярославна рано плачет
В Путивле на забрале, приговаривая:
«О ветер, ветрило!
Зачем, господин, веешь ты навстречу?
Зачем мчишь хиновские стрелочки
На своих лёгких крыльицах
На воинов моего милого?
Разве мало тебе было под облаками веять,
Лелея корабли на синем море?
Зачем, господин, моё веселье
По ковылю ты развеял?»

Ярославна рано плачет
В Путивле-городе на забрале, приговаривая:
«О Днепр Словутич!
Ты пробил каменные горы
Сквозь землю Половецкую.
Ты лелеял на себе Святославовы насады
До стана Кобякова.
Прилелей же, господин, моего милого ко мне,
Чтобы не слала я к нему слёз на море рано».

Ярославна рано плачет
В Путивле на забрале, приговаривая:
«Светлое и трижды светлое солнце!
Всем ты тепло и прекрасно:
Зачем, владыко, простёрло ты горячие свои лучи
На воинов моего лады?
В поле безводном жаждою им луки скрутило,
Горем им колчаны заткнуло?»

Прыснуло море в полуночи,
Идут смерчи тучами.
Игорю-князю Бог путь указывает
Из земли Половецкой
В землю Русскую,
К отчему золотому столу.

В подстрочном переводе Дмитрия Лихачёва (из «Слова о Полку Игореве»)

Напишите пожалуйста плач Ярославны, из Слова о полке игоревве!

Ответ

1143help1143help
Навигация
Литература
Мировая художественная культура
Математика
Химия
Английский язык
Напоминания
Творчество учеников
Галерея
Вход в систему
Имя пользователя: *

Забыли пароль?
Главная
Плач Ярославны в переводе Заболоцкого
Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землей
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.

Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?

Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?

Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем мое веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.

Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слезы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?

И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

Плач Ярославны (древнерусский текст в реконструкции Дмитрия Лихачёва)

На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышитъ, зегзицею незнаема рано кычеть: «Полечю, — рече, — зегзицею по Дунаеви,

омочю бебрянъ рукавъ въ Каяле реце, утру князю кровавыя его раны

на жестоцемъ его теле».

Ярославна рано плачетъ въ Путивле на забрале, аркучи: «О ветре, ветрило! Чему, господине, насильно вееши? Чему мычеши хиновьскыя стрелкы

на своею нетрудною крилцю

на моея лады вои?

Мало ли ти бяшетъ горе подъ облакы веяти,

лелеючи корабли на сине море?

Чему, господине, мое веселие

по ковылию развея?»

Ярославна рано плачеть

Путивлю городу на забороле, аркучи:

«О Днепре Словутицю! Ты пробилъ еси каменныя горы

сквозе землю Половецкую.

Ты лелеял еси на себе Святославли носады

до плъку Кобякова.

Възлелей, господине, мою ладу къ мне, а быхъ не слала къ нему слезъ

Ярославна рано плачетъ

въ Путивле на забрале, аркучи:

«Светлое и тресветлое сълнце! Всемъ тепло и красно еси: чему, господине, простре горячюю свою лучю

Въ поле безводне жаждею имь лучи съпряже,

тугою имъ тули затче?»

Прысну море полунощи, идутъ сморци мьглами. Игореви князю богъ путь кажетъ

Читайте так же:  Молитва о замужестве Николая Чудотворца

Текст песни Слово о полку Игореве – Плачь Ярославны

Над широким берегом Дуна́я,
Над великой Га́лицкой землёй
Плачет, из Пути́вля долетая,
Голос Яросла́вны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опу́шкой
Наклонясь, в Кая́ле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки́,
Стрелы полове́цкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко́ под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою во́лны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные го́ры
В землях половецких ты проби́л,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобя́ковых носил.
Возлелей же князя, господи́не,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половча́н
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?» Над широким берегом Дуна́я,
Над великой Га́лицкой землёй
Плачет, из Пути́вля долетая,
Голос Яросла́вны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опу́шкой
Наклонясь, в Кая́ле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки́,
Стрелы полове́цкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко́ под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою во́лны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные го́ры
В землях половецких ты проби́л,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобя́ковых носил.
Возлелей же князя, господи́не,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половча́н
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

Текст песни Слово о полку Игореве – Плач Ярославны

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землей
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

“Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь”.

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем мое веселье
В ковылях навек развеял ты?”

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

“Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слезы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!”

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

“Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?” Over a wide bank of the Danube ,
Of the great Galician land
Cries of Putivel glide ,
Yaroslavny young voice :

” I turn around , the poor , the cuckoo ,
Danube river fly –
And sleeves trimmed with beaver ,
Leaning in Kaiala dip .
Fly away, dispelled the mists ,
Slightly open the eyes of Prince Igor ,
And the morning I bloody wounds
Powerful body bending over . “

Far in Putivle on the visor ,
Will only charge in the morning,
Jaroslavna , full of sorrow ,
Like a cuckoo , is calling on the Jurassic :

“What are you , Wind , viciously povevaesh ,
What clouds of mist on the river ,
Arrows Polovtsian heaves
Mecheshsya them on Russian shelves ?
What you do not like it in the open
High fly under the cloud ,
Ships cherish the blue sea,
Astern wave flap ?
You , arrows enemy sowing ,
BEGIN only death from a height.
Oh, why, why my fun
In hobbling forever dispelled you? “

Читайте так же:  Сильнейшая молитва от запоя

In the dawn of Putivle wailing
Like a cuckoo in early spring ,
Jaroslavna klichet young
On the wall sobbing city :

“Dnepr my good ! stone mountain
In the lands of the Polovtsian you struck,
Svyatoslav long expanses
Until Kobyakovo regiments wore.
Vozleley same prince, lord ,
Save on the far side ,
So now I have forgotten tears ,
He returned to live with me ! “

Far in Putivle on the visor ,
Will only charge in the morning,
Jaroslavna , full of sorrow ,
Like a cuckoo , is calling on the Jurassic :

“Sun three times brighter ! With you
Each Privetnogo and warmth.
What are you daring army of Prince
Hot rays burned ?
And why are you in the desert waterless
Under attack formidable polovchan
Thirst tightened bow marching ,
Grief overwhelmed quiver ? “

«Плача Ярославны» из «Слова о полку Игореве»

«Плача Ярославны» из «Слова о полку Игореве»

На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышитъ,
зегзицею незнаема рано кычеть:
„Полечю, — рече, — зегзицею по Дунаеви,
омочю бебрянъ рукавъ въ Каялѣ рѣцѣ,
утру князю кровавыя его раны на жестоцѣмъ его тѣлѣ“.

Ярославна рано плачетъ въ Путивлѣ на забралѣ, аркучи:
„О вѣтрѣ, вѣтрило! Чему, господине, насильно вѣеши?
Чему мычеши хиновьскыя стрѣлкы
на своею нетрудною крилцю
на моея лады вои?
Мало ли ти бяшетъ горѣ подъ облакы вѣяти,
лелѣючи корабли на синѣ морѣ?

Чему, господине, мое веселие
по ковылию развѣя?“.

Ярославна рано плачеть
Путивлю городу на заборолѣ, аркучи:
„О Днепре Словутицю!
Ты пробилъ еси каменныя горы
сквозѣ землю Половецкую.
Ты лелѣялъ еси на себѣ Святославли насады до плъку Кобякова.
Възлелѣй, господине, мою ладу къ мнѣ, а быхъ не слала къ нему слезъ
на море рано“.

Плач Ярославны (исполнитель: Слово о полку Игореве. Перевод Заболоцкого.)
Ярославна рано плачетъ
въ Путивлѣ на забралѣ, аркучи:
„Свѣтлое и тресвѣтлое слънце!
Всѣмъ тепло и красно еси:
чему, господине, простре горячюю свою лучю
на ладѣ вои?
Въ полѣ безводнѣ жаждею имь лучи съпряже,
тугою имъ тули затче?“.

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землей
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем мое веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слезы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

Молитва плач ярославны

На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышитъ, зегзицею незнама рано кычеть: «Полечю, — рече, — зегзицею по Дунаеви, омочю бебрянъ рукавъ въ КаялЪ, утру князю кровавыя его раны на жестоцеЪмъ его тЪлЪ».

Ярославна рано плачетъ в ПутивлЪ, аркучи: «О вЪтрЪ, вЪтрило! Чему, господине, насильно вЪеши? Чему мычеши хиновскыя стрЪлкы на моея лады вои? Мало ли тя бяшетъ горЪ подъ облакы вЪяти, лелЪючи корабли на синЪ морЪ? Чему, господине, мое веселие по ковылию развЪя?»

Ярославна рано плачеть Путивлю городу на заборолЪ, аркучи: «О Днепре Словутицю! Ты пробилъ еси каменныя горы сквозЪ землю Половецкую. Ты лелЪялъ еси на себЪ Святославли насады до плъку Кобякова. ВъзлелЪй, господине, мою ладу къ мнЪ, а бых не слала къ нему слзъ на море рано».

Ярославна рано плачетъ в ПутивлЪ на забралЪ, аркучи: «СвЪтлое и тресвЪтлое слънце! ВсЪм тепло и красно еси: чему, господине, простре гоячюю свою лучю на ладе вои? Въ полЪ безводнЪ жаждею имь лучи съпряже, тугою имъ тули затче?»

«Слово о полку Игореве», 1187 год, ( * перевод Д.Лихачева). А вот как изумительно перевел «Плач Ярославны» поэт Александр Прокофьев †1971. Издатель! Не пожалейте места: только так можно познать, как исторически сливается славянское и современное слово:

«Я кукушкою печальной

По Дунаю полечу,

И в реке Каяле дальней

Я рукав свой омочу.

Та, где бой начнется снова,

Видео (кликните для воспроизведения).

Встречу князя поутру,

Рукавом ему бобровым

Кровь с жестоких ран сотру».

Так горько плачет Ярославна

В Путивле рано на стене:

«Ветер, ветер в чистом поле,

Быстролетный милый друг,

Поневоле иль по воле

Веешь сильно так вокруг?

Ты зачем, взметнув потоки

Дуновеньем легких крыл.

Тучей ханских стрел жестоких

Войско милого покрыл?

Мало ль оболок кисейных

Кораблей по синь-морям,

Так зачем мое веселье

Читайте так же:  Православная молитва на Богатство

Разомчал по ковылям?»

Так горько плачет Ярославна

В Путивле рано на стене:

«Славный Днепр мой, ты в просторы

Волны быстрые промчал

Через каменные горы,

Через землю половчан.

Без тревоги, без печали

Волны синие твои

Поднимали и качали

Сжалься, Днепр мой, надо мною,

Над тоской наедине

И с попутною волною

Друга ты примчи ко мне».

Так горько плачет Ярославна

В Путивле рано на стене:

«Солнце, солнце золотое,

В небе ярко ты горишь.

Солнце красное, родное,

Всем тепло и свет даришь.

Что же нынче золотые

Стрелы мечешь для того,

Чтоб палить и жечь в пустыне

Войско мужа моего?

Луки жажда им согнула.

И, взлетая от песка,

Им колчаны позамкнула

В поле лютая тоска».

Стыдно признаться, а ведь нам почти непонятен древнерусский язык княгини Ярославны! Почему она так безпокоится за судьбу своего мужа? Что означает «зегзицею», «кычетъ», «аркучи», «на заборолЪ»? Нет, не зря плакала-печалилась жена князя! Чуяло любящее женское сердце беду неминучую. Так и случилось: войско князя Игоря Святославовича было разбито, он ранен в руку и пленен половцами, но потом сбежал и добрался до любимой жены. К чести его будь сказано, что князь с дружиной были на конях и могли уйти, но его «черных людей» порубали бы всех. И сказал князь: «Если погибнем или убежим, а черных людей покинем, то ны будеть грех… Поидем! Но или умремь, или живи будемь на едином месте».

Один из списков «Слова» был найден в начале 90-х годов XVIII века собирателем русских древностей А.И.Мусиным-Пушкиным в Спасо-Ярославском монастыре. Оно пользовалось невероятным успехом, «Слово» пытались переводить лучшие поэты России, его проходили в гимназии, и не только его. Я как-то по случаю приобрел «Повести Древней Руси», Лениздат, 1983г, и лишь недавно прочел «Повесть временных лет», «Повесть об убиении Андрея Боголюбского» и другие. За неимением места настоятельно советую прочитать «Слово о полку Игореве», иные начала нашей словесности. Подобное чтение ни с какими детективами не сравнить. Век назад дети знали произведения наизусть:

Я — маленький, горло в ангине.

За окнами падает снег.

И папа поет мне: «Как ныне

Сбирается вещий Олег…»

Я слушаю песню и плачу,

Рыданье в подушке душу,

И слезы постыдные прячу,

И дальше, и дальше прошу.

Осеннею мухой квартира

Дремотно жужжит за стеной.

И плачу над бренностью мира

Я, маленький, глупый, больной.

Давид Самойлов †1998

«Слово» послужило основой для написания «Задонщины», посвященной прославлению победы Димитрия Донского на Куликовом поле и повлияло на другие произведения, такие как «Сказание о Мамаевом побоище». Русский человек должен знать свою историю.

Иван Козлов — Плач Ярославны: Стих

То не кукушка в роще темной
Кукует рано на заре —
В Путивле плачет Ярославна,
Одна, на городской стене:

«Я покину бор сосновый,
Вдоль Дуная полечу,
И в Каяль-реке бобровый
Я рукав мой обмочу;
Я домчусь к родному стану,
Где кипел кровавый бой,
Князю я обмою рану
На груди его младой».

В Путивле плачет Ярославна,
Зарей, на городской стене:

«Ветер, ветер, о могучий,
Буйный ветер! что шумишь?
Что ты в небе черны тучи
И вздымаешь и клубишь?
Что ты легкими крылами
Возмутил поток реки,
Вея ханскими стрелами
На родимые полки?»

В Путивле плачет Ярославна,
Зарей, на городской стене:

«В облаках ли тесно веять
С гор крутых чужой земли,
Если хочешь ты лелеять
В синем море корабли?
Что же страхом ты усеял
Нашу долю? для чего
По ковыль-траве развеял
Радость сердца моего?»

В Путивле плачет Ярославна,
Зарей, на городской стене:

«Днепр мой славный! ты волнами
Скалы половцев пробил;
Святослав с богатырями
По тебе свой бег стремил,-
Не волнуй же, Днепр широкий,
Быстрый ток студеных вод,
Ими князь мой черноокий
В Русь святую поплывет».

В Путивле плачет Ярославна,
Зарей, на городской стене:

«О река! отдай мне друга —
На волнах его лелей,
Чтобы грустная подруга
Обняла его скорей;
Чтоб я боле не видала
Вещих ужасов во сне,
Чтоб я слез к нему не слала
Синим морем на заре».

В Путивле плачет Ярославна,
Зарей, на городской стене:

«Солнце, солнце, ты сияешь
Всем прекрасно и светло!
В знойном поле что сжигаешь
Войско друга моего?
Жажда луки с тетивами
Иссушила в их руках,
И печаль колчан с стрелами
Заложила на плечах».

И тихо в терем Ярославна
Уходит с городской стены.

«Плач Ярославны». ТЕКСТ.

«Плач Ярославны».

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землёй
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки́,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки́?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко́ под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Читайте так же:  Молитва о помощи сдачи экзамена

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

И взыграло море. Сквозь туман
Вихрь промчался к северу родному —
Сам Господь из половецких стран
Князю путь указывает к дому.

Молитва плач ярославны

Древнерусский текст в реконструкции Дмитрия Лихачёва:

На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышитъ,
зегзицею незнаема рано кычеть:
“Полечю, – рече, – зегзицею по Дунаеви,

омочю бебрянъ рукавъ въ Каяле реце,
утру князю кровавыя его раны

на жестоцемъ его теле”.

Ярославна рано плачетъ
въ Путивле на забрале, аркучи:
“О ветре, ветрило!
Чему, господине, насильно вееши?
Чему мычеши хиновьскыя стрелкы

на своею нетрудною крилцю

на моея лады вои?

Мало ли ти бяшетъ горе подъ облакы веяти,

лелеючи корабли на сине море?

Чему, господине, мое веселие

по ковылию развея?”

Ярославна рано плачеть

Путивлю городу на забороле, аркучи:

“О Днепре Словутицю!
Ты пробилъ еси каменныя горы

сквозе землю Половецкую.

Ты лелеял еси на себе Святославли носады

до плъку Кобякова.

Възлелей, господине, мою ладу къ мне,
а быхъ не слала къ нему слезъ

Ярославна рано плачетъ

въ Путивле на забрале, аркучи:

“Светлое и тресветлое сълнце!
Всемъ тепло и красно еси:
чему, господине, простре горячюю свою лучю

Въ поле безводне жаждею имь лучи съпряже,

тугою имъ тули затче?”

Прысну море полунощи,
идутъ сморци мьглами.
Игореви князю богъ путь кажетъ

изъ земли Половецкой

на землю Рускую,

къ отню злату столу.

Переложение Валерия Темнухина:

Плач Ярославны (Цветаева)

← Ох, грибок ты мой, грибочек, белый груздь Плач Ярославны
автор Марина Ивановна Цветаева (1892 — 1941)
«С Новым Годом, Лебединый стан. » →
См. Стихотворения 1921 года . Дата создания: 5 января 1921. Источник: «Наследие Марины Цветаевой»
ПЛАЧ ЯРОСЛАВНЫ

Вопль стародавний,
Плач Ярославны —
Слышите?
С башенной вышечки
Неперерывный
Вопль — неизбывный:

— Игорь мой! Князь
Игорь мой! Князь
Игорь!

Ворон, не сглазь
Глаз моих — пусть
Плачут!

Солнце, мечи
Стрелы в них — пусть
Слепнут!

Кончена Русь!
Игорь мой! Русь!
Игорь!

Лжёт летописец, что Игорь опять в дом свой
Солнцем взошёл — обманул нас Баян льстивый.
Знаешь конец? Там, где Дон и Донец — плещут,
Пал меж знамён Игорь на сон — вечный.

Белое тело его — ворон клевал.
Белое дело его — ветер сказал.

Подымайся, ветер, по оврагам,
Подымайся, ветер, по равнинам,
Торопись, ветрило-вихрь-бродяга,
Над тем Доном, белым Доном лебединым!

Долетай до городской до стенки,
С ко́ей по́ миру несётся плач надгробный.
Не гляди, что подгибаются коленки,
Что тускнеет её лик солнцеподобный…

— Ветер, ветер!
— Княгиня, весть!
Князь твой мёртвый лежит —
За честь!

Вопль стародавний,
Плач Ярославны —
Слышите?
Вопль её — ярый,
Плач её, плач —
Плавный:

— Кто мне заздравную чару
Из рук — выбил?
Старой не быть мне,
Под камешком гнить,
Игорь!

Дёрном-глиной заткните рот
Алый мой — нонче ж.
Кончен
Белый поход.

Сочинение на тему: плач ярославны.Молитва

Ответ

Плач Ярославны, пожалуй, самый поэтичный и красивый эпизод произведения.­ Звучит он не просто как стенания и мольба, а как самое настоящее заклинание, наполненное народными напевами и магическими превращениями в животных.­

Ярославна переживает о неудачном походе дружины своего супруга князя Игоря. В своей печали она не стесняется своих слез и­ обращается к высшим силам природы – ветру, реке и солнцу. Удивительны ее обращения на равных, Ярославна как бы осуждает и отчитывает высшие силы, как старых добрых друзей, которые не оказали должную помощь поддержку ее мужу. Таким приемом автор указывает на ярко выраженные языческие обычаи, которые имели место в то время, несмотря на принятое уже христианство. Необычайно живописно изображена и природа в плаче. Такие описания как преображение в животных, вполне характерны для фольклорного творчества.

В образе Ярославны успешно сочетается тип верной и преданной супруги, которая ради мужа готова на многое, и в кукушку обернутся, и кровь с ран стереть.­ Также упоминает в своей песне и прославленный подвиг Святослава, как бы говоря, что есть чем гордиться, народу русскому.­ Важно, что женский образ представлен наравне с мужскими. Таким образом, автор подчеркивает уверенность и самодостаточность Ярославны.

Видео (кликните для воспроизведения).

Итак, можно заключить, что с помощью представленного образа, автор пытается передать скорбь, и в тоже время решительность всех женщин Руси – жен и матерей.­ Каждое слово Ярославны наполнено светом и надеждой на благополучное окончание противостояния.

Молитва плач ярославны
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here