Молитва как тост

Полное описание: Молитва как тост - в детальных подробностях для наших читателей.

Шуточные молитвы

Молитва перед трапезой

Боже, дай не подавиться,
Рыбью кость не проглотить,
Как вином, водой напиться
И покрепче пропустить.
Дай мне хлебушка и масла
И икорки пожирней.
Не снижайся тела масса,
Ибо всё здоровье в ней.
Пусть на пользу будет пища,
Язву мимо пронеси.
Дай еды мне лет на тыщу,
Здесь, и там – на небеси.

Молитва перед сном

Ох, не дай Ты мне, Боже, бессонницу,
Пусть приснится мне луг и трава,
Отведи от меня Ты бесовщину,
Впрочем, дай мне увидеть сперва:
Обнажённую вовсе красавицу
И несметных богатств сундуки,
Пусть я буду всем женщинам нравиться,
Пусть я умный, а все – дураки.

Молитва во здравие

Пусть минуют мя болезни,
Пусть минует мя беда.
Знаю я – всего полезней
Солнце, воздух и вода.
Обещаю, Боже Правый,
Физзарядку делать в срок,
Не вливать в себя отраву
И изжить в себе порок.
Не забудь меня, мой Боже:
Пусть во славу небесам,
Если кто-то даст мне в рожу,
То фингал получит сам.

Молитва как тост

Видео (кликните для воспроизведения).

Осетинские тосты – молитвы (Ирон куывдтæ)

ÆРТÆ ЧЪИРИЙЫ КУВГÆЙÆ

— Хуыцау, табу Дæхицæн!

— Абон Дæ бон у, бирæ адæм Дæм кувынц, Хорздзинæдтæ Дæ курынц

Æмае хуыздæрæн кæй кувинæгтæ, кæй куывд айстай, Уый æмбал мах дæр фæкæн.

—Æнæниз, æнæмаст, хъæлдзæг, амондджын куыд уæм.

— Хуыцау, хорздзинадæй кæй зæрды цы ис, уыдон сæ къухы куыд æфтой, уыцы хорзæх ракæн!

— Фæсивæд рæствæндаг куыд уой кæддæриддæр, Бæстæ сабыр куыд уа, Адæм кæрæдзийы куыд æмбарой, Дунесфæлдисагг, уыцы хорзæх ракæн!

— Хуыцау, нæ чысыл фæллойаг нæ къухы бирæ ис цы уа, уыцы амонд нæ уæд.

— Фыдбылызтæй хызт цы уæм, Нæ кæстæртæн сабыр, рæсугъд фидæн цы уа, уыцы арфæ сæ уæд.

— Стыр Хуыцау, нæ кувинæгтæ Дын барст уæнт æмæ нæ Дæ хорзæх уæд

– Уæ Хуыцау, табу Дæуæн!

– Хуыцау, Дæ рафæлдисгæ адæмæн хорздзинæдтæ Дæ цæст бауарзæд!

– Уæ, Дунерафæлдисагг Хуыцау,

Абон цы дыууæ мыггаджы æмæ дыууæ кæстæры амонды тыххæй кувæм,

Уый рæстмæ фæкæн! Кæрæдзи уарзгæйæ куыд фæцæрой,

Сæ хæстæгдзинад мыггагæй мыггагмæ фидардæр куыд уа

Дыууæ кæстæры æмзай-æмзæронд куыд бауой æмæ дыууæ мыггаджы кæрæдзиуыл куыд бæттой!

– Уастырджи, табу дæхицæн!

Байраджы — бæхгæнæг, лæппуйы — лæггæнæг Уастырджи,

Ацы саби-чызджы амондджын фæкæн,

Иге райгуырагн хæдзарæй йæ цæрæн хæдзармæ амондджындæр къах чи æрбавæрдта,

– Бинонтæн адджын куыд фæуа, сыхбæстæн уарзон, Дыууæ кæстæрæн сæ хорз фæллой æмæ се ‘гъдау адæмы æхсæн нымад куыд уой!

– Уæ Мады Майрæм, уæдæ йæ авд лæппуйы мад фæкæн,

Иæ авд лæппуйæн авд авдæны куыд ауза, Цы бинонтæм æрцыд, уыдонмæ лæппуйы кæхцытæ куыд фæхæссой!

— Хоры Уацилла, Фосы Фæлвæра,

Уæ раттæггаг хор æмæ фосæй æфсæст куыд уæм

— Тбау Уацилла, фыдбылызæй нæ бахиз, Дуне сабыр куыд уа, æмæ нæ кæстæрты чындзæхсаевты абонау куыд бадæм!

— Хетæджы Уастырджи, табу дæуæн дæр! Ирыстон æнæфыдбылызæй куыд баззайа, ахæм арфæ ракæн!

— Бынаты Хицау, дæ бынмæ цы кæстæр æрбахызт, уый амондджын фæкæн!

— Афтæ ма чи зæгъа зæдтæй, мæ ном куы ссардтаиккой,

Уæд æз хуыздæр баххуыс кодтаин, зæгъгæ, Уымæн дæр нæ кувинæггаг барст уæнт!

— Уæ Хуыцау, табу Дæуæн!

— Дæ рафæлдыст адæмæн хорздзинæдтæ Дæ цæст бауарзæд!

— Уæ Дунерафæлдисæг Кадджын Хуыцау, Абон цы дыууæ мыггаджы æмæ дыууæ кæстæры циндзинадыл кувæм, Уый рæстмæ фæкаæ!

— Сæ хæстæгдзинад мыггагæй мыггагмæ фидар æмæ уарзон куыд уа,

Дыууæ кæстæры сæ фидар зонд æмæ фæллойæ адæмæн уарзон куыд уой!

— Уастырджи, табу дæхицæн!

Байраджы — бæхгæнæг, лæппуйы — лæггæнæг Уастырджи,

Ацы саби-чызджы рæствæндаг фæкæн!

— Уæ Бынаты Хицау, йæ ног бынатмæ амондджын къах бавæрæд,

Æнæниз куыд уа, йæ къаимæ дзы адджынæй куыд цæра!

— Уæ Мады Майрæм, уæдæ иæ авд лæппуйы æмæ иу цъæх чызджы мад фæкæн!

Иæ авд фыртæн авд чындзы куыд фена,

Иæ цоты цоты авдæнтæ куыд ауза!

— Тбау Уацилла! Фыдбылызæй нæ бахиз,

Дуне сабыр куыд уа,

Нæ кæстæрты чындзæхсæвты куыд бадæм!

— Хоры Уацилла, хорæфсæст нæ скæн!

— Фосы Фæлвæра, дæ лæвар фосæй куывдты æмæ чындзæхсæвты нывæндтæ куыд кæнæм, Уыцы арфæ нын ракæн.

— Зæдтæй ма афтæ чи зæгъы, мæ ном куы ссардтаиккой,

Уæд æз хуыздæр æххуыс бакодтаин, Уыдонæн дæр барст уæнт не ‘ртæ чъирийы!

— Чырысти рахизырдæм цы дзуар бафтыдта, Уыцы дзуарæфтыд фæкæн ацы хæдзар дæр!

НЫВОНДЫ КУЫВД ДЖЕУÆРГУЫБАЙЫ БÆРÆГБОН

– Стыр Хуыцауы хорзæх нæ уæд!

– Кæддæриддæр нын æххуысгæнæг куыд уа,

Уыцы амонд нæ уæд!

— Бæрæгбон у, æмæ ныл афæдзæй-афæдзмæ домбайдæрæй куыд цæуа,

Уыцы амонд нæ уæд!

—Уастырджийы бонтæ сты, æмæ Уастырджи хуыздæр ахъаз кæмæн ракодта,

Мах дæр уый æмбал куыд уæм, Ахæм амонд нæ уæд!

— Бинонтæ стæм, æмæ домбайдæр бинонтæ чи фæци. Стыр Бæрзонд Хуыцау хуыздæр хæрзтæ кæмæн ракодта,

Мах дæр уыдон æмбал куыд уæм, Ахæм хорзæх нæ уæд!

— Уæдæ нын сыхбæстæ ис æмæ уыцы сыхбæстима-кæрæдзийы æмбаргæйæ, уарзонæй куыд цæрæм, Ахæм амонд нæ уæд!

— Нæ хистæртæ амондджынæй, хъæлдзæгæй сæ кæстæрты циндзинадæй æфсæст куыд уой!

— Бæрæгбон у, æмæ хистæртæн Хуыцау ахæм ахъаз бакæнæд,

Æмæ сæ кæстæртæ фылдæрæй-фылдæр, амондджынæй-амондджындæр куыд кæной!

— Уæдæ афæдзæй-афæдзмæ кусæрттæ фæкæнæм, Æмæ сæ Стыр Хуыцау йæхимæ адджынæн кæмæн айста,

Мах дæр уый æмбал цы фæуæм,

Уастырджи нын кæддæриддæр æххуысгæнæг куыд уа.

Ахæм хорзæх нæ уæд!

— Зæдтæ бирæ сты, бирæ адæм сæм фæкуывтой. Нæ фыдæлтæн бирæ хорздзинад куыд дæттой,

Уыцы амонд нæ уæд!

— Хохæй быдырмæ цы дзуæрттæ ис,

Уыдон нын кæддæриддæр æххуысгæнæг куыд уой,

Ахæм амонд нын Хуыцау раттæд!

— Тæтæртупп нæ сæрты тæхагг у, æмæ нын нæ цонг домбай куыд кæна, уыцы амонд нæ уæд!

— Уæдæ, бæркадджын куыд уæм кæддæриддæр, Уыцы амонд нæ уæд!

— Дуне сабыр куыд уа, зæххы къорийыл адæм сæ кæрæдзийы куыд уарзой, Уыцы амонд нæ уæд!

— Къæсæры Уастырджи нын нæ къæсæр домбай куыд кæна,

Нæ фæндæгтæ та — рухс, Уыцы амонд нæ уæд!

— Гъеныр, уазæгæй чи ‘рбамбæлди, хæстæгæй чи ‘рбамбæлди,

Уыдон дæр амондджын куыд уой, Уыцы хорзæх нын ратт.

— Кусæрттаг хъабыл уæд,

Афæдзæй-афæдзмæ амондджын бæрæгбæттæ куыд кæнæм,

Уыцы амонд нæ уæд!

— Оммен чи загъта, уыдоны цардамонд дæр бирæ уæд!

ХИСТÆРЫ РАКУЫВД ЦИНЫ ФЫНГЫЛ

— О Стыр Хуыцау! Æмбал кæмæн нæй, Цытджын Иунæг Хуыцау, табу Дæхицæн!

— Мæнæ а хæдзары бинонты кувинæгтæ Дын æхцон фæуæнт!

— Æппает дуне рафæлдисæг Дæ, æмæ нæ Дæ хорзæх уæд!

— Ды нæ радтай цардмæ æмæ нæ царды рæсугъд фæндæгтыл араз!

— Дæ быны хорздзинадæй цы ис, Уыдонæй ацы хæдзар дæр хайджын куыд уа, уыцы арфæ ракæн!

— О Стыр Хуыцау, кæддæриддæр дын Дæ ном куывдты æмæ чындзæхсæвты

Æртыгай чъиритæй куыд арæм, Ахæм цард нын рауадз.

— Де сконд зæдтæ æмæ дауджыты хорзæх нæ уæд!

— Уæ, тæхгæ-нæргæ сызгьæрин Уастырджи, Хуыцауæй зæхмæ ирон адæмы минæвар дæ, Хуыцаумæ дын фæндаг ис, æмæ дзы ирон адæмæн хорздзинæдтæ курæг у!

— Дæ рахиз базыры бын сæ бакæн!

— Хуыцауы фыдæхæй сæ хъахъхъæн!

— Иæ хорзæх сыл тау!

— Ды родæй гал кæныс, байрагæй — бæх, лæппуйæ — лæг,

Æмæ нæ кæстæртæ — де уазæг!

— Фыдбылызæй сæ бахиз!

— Бынаты дæр æмæ фæндагыл дæр — Кæддæриддæр дзæбæх куыд уой, Уыцы арфæ сын дæ цæст бауарзæд!

— Уæ зæлдагбоцъо уæларвон Уастырджи, Зæхмæ ирон адæммæ Хуыцауæй æххуысмæ æртæхыс, æмæ де ‘рбадæн бынæттæ алы ран дæр куывддонтæ систы.

Кад дын кæнынц ирон адæм æмæ сæ дæ хорзæх уæд!

— Лæгты дзуар дæ æмæ Ирыстоны лæгхъуаг макуы ныууадз!

— Хетæджы Уастырджи, Тымбылхъæды дзуар, табу дæхицæн!

— Хетæгæн зын сахат цы æххуыс бакодтай, афтæ ауд а хæдзарыл дæр!

— Ирон адæмы Цæгатæй – Хуссарæй, хохæй – быдырæй иу кæныс,

Фарн сыл æфтауыс, сæ ныфс дæ,

Нымдгæнгæ дæ бынмæ кувынмæ, курынмæ цæуынц

Æмæ сæ-иу курдиаты рæстæг дæ хорзæхæй барæвдау!

— Хуыцаумæ кувæг ирон адæм стæм.

Нæ хæхбæстæ – дзуарбадæн, нæ быдыртæ – бæркад-барæн.

Хохæй – быдырæй цыдæриддæр зæд æмæ дуагæн кувæндон ис, табу уæхицæн!

— Нæ зæрдæйы конд куыд у, нæ цард дæр нын афтæ скæнут!

— Æмзонд, æнгомдзинад ныл бафтаут!

— Хъæуæнгом æмæ сыхагуарзонæй куыд цæрæм, ахæм арфæ ракæнут!

— Горæты дзуæрттæ, Ирыхъæуы зæд, Уæ быны цæрæм, табугæнæг уын стаем, æмæ нæ уæ хорзæх уæд!

— Алыхуызон адæмтимæ у нæ цард æмæ, кæрæдзи куыд æмбарæм, уымæн ахъаз бакæнут!

— Хæлардзинад нæ царды нысан куыд суа!

— Уæ, Сыгъдæг Мады Майрæм, Моймæдзыд сылгоймæгтæ де ‘вджид сты æмæ сыл дæ хорзæх тау!

— Дæ раттæггаг кæстæртæ ирон адæммæ фылдæрæй-фылдæр куыд кæной!

— Дзæбæхæй сæ ныййарджыты фæндиаг куыд рæзой!

— Царды хорздзинæдтæй рæвдыд куыд уой, уыцы арфæ ракæн!

— Ныхы дзуар, къайады бардуаг дæ,

æмæ нæ чызджытæ хорз амæндтæ куыд хæссой!

— Нæлы дзуар, тырынтæ ды гуырын кæныс, æмæ чындзытæн фырттæ фылдæр куыд гуыра, Уыцы фарн рауадз!

— Нæ нæлгоймаг фæсивæд тархъæды хуызæн куыд кæна!

— Кæй хæдзары кувæм, уыдон дæр дзы хайджын куыд уой!

— Урс сызгъæрин Аларды æмæ æлхынцъæрфыг Рыныбардуаг, табу уæхицæн!

— Нæ сабитæ – уе уазæг!

— Зæхмæ куы æрцæут, уæд-иу нæ хъазгæ-худгæйæ ныууадзут!

— Уе ‘ргом нæм макуы равдисут!

— Уæ чъылдыммæ уæм сызгъæрин тæбæгъты кувдзыстæм.

— Тхосты дзуар, табу дæхицæн!

— Нæ бæстыл сабырдзинад рауадз!

— Нæ кæстæртæ зындзинадмæ макуы бахауæнт!

— Тыхгæнæгæй сæ бахиз!

— Тыхы сæр нæ макуы бахъæуæд!

— Æвзвæндаджы Уастырджи, табу дæхицæн!

— Нæ кæстæртæ кæддæриддæр фæндагыл сты, æмæ амондджын фæндæгтыл куыд цæуой, Ахæм арфæ сын ракæн!

— Æрджынарæджы Тæтæртупп, æфсæнвæндаджы бар дæумæ ис.

Арыхъы Дурджынбæрзонды Уастырджи, Цыргъобауы дзуар,

Уæлдæфон фæндæгтæ уæ рæзты цæуынц,

.Æмæ-иу нæ фæсивæд фæндараст куыд кæной, уыцы арфæ сæ уæд.

— Æгас хæдзар куыд арой, уый сын уæ цæст бауарзæд!

— О Хоры Уацилла æмæ Фосы Фæлвæра, табу уæхицаен!

— Нæ гонтæ æмæ уæтæртæ хорæй æмæ фосæй дзаг куыд уой!

— Куывдтæ æмæ дзы чындзæхсæвтæ куыд кæнæм, ахæм арфæ нын ракæнут!

— Касуты дзуар, табу дæхицæн!

Видео (кликните для воспроизведения).

— Уалдзæджы зæд дæ, æмæ уалдзæджы цы куыстытæ бакæнæм,

Уыдон не ‘ппæтæн дæр фæззæджы куывдты хæринаг фæуæнт!

— Реком æмæ Мыкалгабыртæ, табу уæхицæн!

— Бæркад æфтауæг стут,

Æмæ нæ бæркæдтæ Сидæны цæхгæрау уæле исгæ,

Бынæй ахадгæ куыд уой!

— Хорз хъуыддæгты сæ куыд хардз кæнæм!

— Бахъуыды сахат нæхи къухы куыд уой!

— Агурын сæ куыд нæ хъæуа, ахæм арфæ ракæнут!

— Уæдæ мæнæ бынатæн кувæм,

Æмæ сæ Бынаты Хицауы хорзæх уæд!

— Кæддæриддæр сæ бынаты куывдтæ æмæ чындзæхсæвтæ куыд кæной, Ахæм амонд сæ уæд!

— Наф, хæдзарвæндаджы зæд дæ, æмæ сæ хæдзарвæндаг фидар куыд уа!

— Хорз гуырдтæ дзы куыд хъомыл кæна!

— Мыггагæн нæ, фæлæ æнæхъæн Ирыстонæн дæр кадгæнæг куыд уой!

— Иæ намыс ын уæлдæр куыд сисой!

— Сафа, бинонты æнгомдзинады бардуаг, Æртхурон, къонайы зæд, табу дæхицæн!

— Уæ алыварс цы бинонтæ ис, уыдон кæрæдзийæн уарзон куыд уой!

Кæстæрæй, хистæрæй цардамонд сæ хай!

— Саг алы хорз хъуыддагæй дæр сæ зæрдæ куыд рухс кæна!

— Фæрнджын куыд уой!

— Сæ хæдзар куывддон куыд уа!

— Уыцы арфæтæ сын ракæнут!

— Сæ кувинаг барст уæд, сæ мысайнаг — ист, сæ нывондаг – арфæйаг!

— Ныхасы Уастырджи, табу дæхицæн!

— Нæ ныхæсты фарн æмæ амонд куыд уа!

— Зæдтæ æмæ дауджытæм куыд хъуысой!

— Æвзæргæнæджы куыд сæттой!

— Уыцы арфæ ракæн!

— Цы зæд, цы дуаджы æрымысыдыстæм, кæмæ скуывтам, —

Се ‘ппæты хорзæх дæр уаед а хæдзары, Ацы адæмы, Ирыстоны!

— Афæ ма цы зæд, цы дуаг зæгьдзæн, Мæ ном мын куы загътаид, уæд сын æз фылдæр фæахъаз уыдаин,

Уымæн дæр табу йæхицæн!

— Уæдæ нæ омменгæнджыты цæрæццаг хъæлæстæ æдзухдæр Ирыстоны арвы бын куыд нарой, Ахам амонд нæ уæд!

Семейный Круг

Молитва перед корпоративом

На любом корпоративе можно будет зачитать вот такую молитву под музыку Игоря Крутого Молитва.

Дорогие друзья! Самый не заменимый и замечательный момент нашего вечера это молитва перед корпоративом, ведь еще неизвестно, чем наш корпоратив сегодня закончится:

Милые дамы прошу всех приготовить бокалы и встать и склонить ваши головы к столу. Мысленно повторяем за мной…

Господи…Господи, помоги мне не напиться!

Проснуться утром в своей кровати! Одной! Помоги мне не потерять имидж деловой женщины!

Не набить морду начальнику! И не сесть попой в салат!

Не потерять вещи (и себя в том числе)!

Помоги не писать пьяных СМС в 3 часа ночи! Не звонить!

И главное, не признаваться никому в любви (во всяком случае не больше 3-х раз)!

Помоги прийти домой на двух, а не на четырех!

А если шо и натворю…, Господи, сотри мою память навеки веков.

Дорогие наши единичные экземпляры прошу вас приготовиться. К молитве.

Мужская молитве перед корпоративом:

«Господи, прости, что прошу невыполнимого, но помоги мне узнать свою меру еще до первого тоста! Не дай забыть носовой платок и почистить зубы. Господи, дай мне силы не сказать начальнику все, что я о нем думаю! Дай ума оставить всю получку с премией дома! Не позволь домогаться до секретарши шефа и лезть целоваться с бухгалтером. Упаси от очередного нападения на системного администратора. Дай Бог силы прийти хоть под утро, но домой, а не проснуться в казенной постели вытрезвителя с больной головой. Дай сил возлюбить спьяну ближнего своего, а врагов упаси от переломов и травм. А если что и натворю…., господи, сотри мою память навеки веков! Аминь…

Все грехи замолили… а теперь начинаем шалить….

Тосты, заклинания, молитвы

Тосты находятся в отношении соподчинения к благопожеланиям, также как и пожелания, они входят в объем понятия хъуэхъу. Но есть между ними и различия. Тосты произносились и произносятся сейчас обычно на празднично-обрядовых трапезах. Объем тостов значительно превышает объем благопожеланий, своеобычна их структура и композиционная схема.

И все же есть много общего между благопожеланиями и тостами, что объясняется общностью их ориентации — ориентации на утверждение благоприятного. Возьмем, к примеру, тост, произносимый в честь постройки дома.

Борэм хуэдэу 1умахуэу,

Пхъэм и махуэр и бжаблэу,

Лым и пшэрыр и шхыгъуэу,

Гъэ миныр гъащ1у,

Гъэ мыщ1эм хэмык1уадэу,

Гу к1уэди къемыхъул1эу,

Тхьэм унап1э махуэ фхуищ1» (АФ, 1963, 59)

Чтобы могучим домом был,

Чтобы быков больших убоя местом был,

Чтобы уходящий [из дома] [добро] приносил,

Чтобы входящий [добро] оставлял,

Чтобы жительства место счастливым было,

Чтобы [хозяин] боре* подобно удачливый был,

Чтобы из древесины самое счастливое его дверными косяками было,

Чтобы из мяса самое жирное его пищей было,

Чтобы в пастбищах недостатка не знал,

Чтобы нужды ни в чем не знал

Чтобы тысячелетия его жизнью были,

Чтобы в год неурожайный не погибал,

Чтобы сердечного горя не знал,—

Бог [таким] [это] место жизни счастливым для вас пусть сделает.

В данном тосте, как мы видим, противопоставляются два компонента оптативного предложения: субъект и предикат; причем, второй значительно меньший по объему, чем первый, представлен всего лишь одной последней строкой, содержащей в себе веление и просьбу (обращенную к богу) реализовать, претворить в жизнь все то хорошее, о чем речь идет в первом компоненте. Такая композиционная схема, типичная для адыгских тостов, позволяет отличить тост от обычного благопожелания.

Вообще многие благопожелания напоминают сокращенный вариант тостовой формулы. Это касается, в частности, и тостов, произносимых за свадебным столом в честь невесты (См. АФ, 1963, 189—191) и целого ряда других тостов.

Сходство между пожеланиями и тостами вполне объяснимо. Те и другие берут начало из заклинаний, заговоров, молитв, произносимых перед охотой, на новолуние и т. д. У шапсугов до последнего времени начало охоты ознаменовывалось произнесением следующего обращения к Мазитхе — богу леса:

Мэзытхьэ, гъуэгумафэ тыкъегъажь,

Мазитха, в счастливый путь дай нам отправиться,

Зверей, за которыми мы пришли,

Во множестве дай.

* Бор? — порода волков с коротким хвостом. (Примечание источника).

** Записано в ауле Кирова Краснодарского края, со слов Л. Тлифа.

Если пули упорно не достигали цели, охотники считали это влиянием дурного глаза. Чтобы снять порчу, они раскаляли до красна иголку и пропускали ее через дуло, отпустив затвор. При этом произносили заклинание: Нэ бзэджэк1э иплъагъэмэ орэстыж — Если глазом злым посмотрел [внутрь], пусть сгорит. X. Боус (94 г.) из аула Красноалександровского (Краснодарский край) утверждает, что он неоднократно и эффективно пользовался этим методом, вплоть до того, что однажды загорелся его спутник, от которого якобы исходил дурной глаз.

Вера в магическую силу словесных формул породила у адыгов целый ряд других заклинаний «начинательного» типа. Перед началом сева, например, говорили:

Жылэ махуэ тедгъасэ,

Зы лъэдийм щхьэмыжит1 къыпыгъак1э,

Зы ху нап1эм т1у ирегъащ1э!

Бэвымрэ берычэтымрэ кт-нхэлъхьэ.

Гуф1эгъуэк1э дыгъэшхыж! (АФ, 1963,46).

Зерна счастливые нам посеять дай,

Сеятелю быть здоровым дай,

На одном стебле двум колоскам вырасти дай,

Вместо одного [зерна] двум родиться дай.

Богатый урожай и изобилие пошли,

На здоровье нам собрать [его] дай,

В радости нам съесть [его] дай!

Может показаться на первый взгляд, что нет каких-либо различий между структурой тостов и заклинаний. Но это не совсем так. В отличие от тостов, заклинания начинаются обычно с обращения к богам. Это позволяет

считать их не заклинаниями в собственном смысле слова (те1уэ), а молитвами (тхьэлъэ1у). Разница между теми и другими небольшая, ибо можно считать принципиально доказанным, что молитвы развились из заговоров.

О. Миллер видел ее в том, что молитва «имеет в виду только добрую волю божества; если вся сила ее в надежде на его милосердие, то заговор. должен иметь на него влияние просто-напросто принудительное» (Миллер, 1865, 84)*.

Итак, в молитвах, через посредство специальных формул выпрашиваются, вымаливаются у бога те или иные блага. На этом построен весь второй компонент адыгских тхьэлъэ1у (если вокатив «бог» считать ее первым компонентом). Отсюда повсеместное использование в составе глаголов элемента гъэ — дай, сделай, позволь (тыкъегъаж, къедгъэхьэл1эж, егъэублэ, егъэух и т. д.), совершенно отсутствующее в заговорах.

В тостах божественное предопределение событий отступает на задний план (в этом смысле они, более чем молитвы, близки к заговорам). Буквально это выражается в перенесении имени бога с начала словесных формул в конец, а по существу в том, что тостовые речения утрачивают связь с магией, религией, они включены уже в состав светской, гражданской деятельности. Имя бога сохраняется здесь лишь по традиции, унаследованной от молитв.

Преемственность словесных произведений по линии «заговор — молитва — тост» является, несомненно, проявлением принципа ремотивации, секуляризации коммуникативных действий и движений. Своеобразное преломление этого принципа через идеологию адыгов ознаменовало появление куртуазных адыгских тостов, приуроченных к тем или иным событиям в жизни семьи, аула, общества в целом. Каждый адыг с детства осваивал их и мог актуализовать в нужный момент. Люди, наиболее одаренные творческими способностями, прежде всего джегуако, снабжали традиционные тосты дополнительными элементами, а иногда создавали совершенно новые произведения такого типа, тем самым обогащая традиционно-бытовую культуру общения народа.

* Соглашаясь с этим в целом, все же заметим, что идея слова-приказа не единственная для заговоров, наряду с этим имеется большое количество заговоров, с ярко выраженной ориентацией на лесть, почтение, угодничество. У адыгов они широко представлены так называемыми песнями оспы, о которых речь пойдет в последнем разделе книги. Имеются также заговоры, рассчитанные на то, чтобы обмануть, сбить с толка (заговорить) то или иное существо.

Молитва перед началом и по окончании всякого дела

Молитва перед началом всякого дела

Царю́ Небе́сный, Уте́шителю, Ду́ше и́стины, И́же везде́ сы́й и вся́ исполня́яй, Сокро́вище благи́х и жи́зни Пода́телю, прииди́ и всели́ся в ны́, и очи́сти ны́ от вся́кия скве́рны, и спаси́, Бла́же, ду́ши на́ша.
Б лагослови́, Го́споди, и помоги́ мне́, гре́шному, соверши́ть начина́емое мно́ю де́ло, во сла́ву Твою́.
Г о́споди, Иису́се Христе́, Сы́не Единоро́дный Безнача́льнаго Твоего́ Отца́, Ты́ бо ре́кл еси́ пречи́стыми усты́ Твои́ми, я́ко без Мене́ не мо́жете твори́ти ничесо́же. Го́споди мо́й, Го́споди, ве́рою объе́м в души́ мое́й и се́рдце Тобо́ю рече́нная, припа́даю Твое́й бла́гости: помози́ ми́, гре́шному, сие́ де́ло, мно́ю начина́емое, о Тебе́ Само́м соверши́ти, во и́мя Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, моли́твами Богоро́дицы и все́х Твои́х святы́х. Ами́нь.

Молитва по окончании дела́

Исполне́ние все́х благи́х Ты́ еси́, Христе́ мо́й, испо́лни ра́дости и весе́лия ду́шу мою́ и спаси́ мя́, я́ко еди́н Многоми́лостив, Го́споди, сла́ва Тебе́.
Д осто́йно е́сть я́ко вои́стину блажи́ти Тя́ Богоро́дицу, Присноблаже́нную и Пренепоро́чную и Ма́терь Бо́га на́шего. Честне́йшую Херуви́м и сла́внейшую без сравне́ния Серафи́м, без истле́ния Бо́га Сло́ва ро́ждшую, су́щую Богоро́дицу Тя́ велича́ем.

Перевод: Полнота всех благ Ты, Христе мой, исполни радости и веселия душу мою и спаси меня, Единый Многомилостивый, Господи, слава Тебе.
Достойно есть поистине восхвалять Тебя, Богородицу, вечно блаженную и пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честью высшую Херувимов и несравненно славнейшую Серафимов, девственно Бога Слово родившую, истинную Богородицу, Тебя прославляем.

Молитвы перед и после вкушения пищи

В двунадесятые праздники и Пасху молитвы перед едой заменяют чтением (пением) праздничного тропаря. Тропари можно найти в молитвослове или календаре.

Перед каждым приёмом пищи

Отче наш. Молитва Господня

Óтче на́ш, И́же еси́ на небесе́х! Да святи́тся и́мя Твое́, да прии́дет Ца́рствие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на небеси́ и на земли́. Хле́б на́ш насу́щный да́ждь на́м дне́сь; и оста́ви на́м до́лги на́ша, я́коже и мы́ оставля́ем должнико́м на́шим; и не введи́ на́с во искуше́ние, но изба́ви на́с от лука́ваго.

Перевод: Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе. Хлеб наш насущный дай нам на сей день; И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

Или можно читать эту молитву

О́ чи все́х на Тя́, Го́споди, упова́ют, и Ты́ дае́ши и́м пи́щу во благовре́мении, отверза́еши Ты́ ще́друю ру́ку Твою́ и исполня́еши вся́кое живо́тно благоволе́ния (строки из Пс. 144 ). 1

Перевод: Очи всех уповают на Тебя, Господи, и Ты даешь им пищу их в свое время; открываешь руку Твою и насыщаешь все живущее по благоволению.

На благословение пищи и пития мирянам

Читается сразу после одной из молитв, расположенных выше

Го́споди, Иису́се Христе́, Бо́же на́ш, благослови́ на́м пи́щу и питие́ моли́твами Пречи́стыя Твоея́ Ма́тере и все́х святы́х Твои́х, я́ко благослове́н во ве́ки веко́в. Ами́нь. (И перекрестить пищу и питие)

Перевод: Господи, Иисусе Христе, Боже наш, благослови нам пищу и питие по молитвам Пречистой Твоей Матери и всех святых Твоих, ибо Ты благословен во веки веков. Аминь.

Молитва после еды 1

Благодари́м Тя́, Христе́ Бо́же на́ш, я́ко насы́тил еси́ на́с земны́х Твои́х бла́г; не лиши́ на́с и Небе́снаго Твоего́ Ца́рствия, но я́ко посреде́ ученико́в Твои́х прише́л еси́, Спа́се, ми́р дая́й и́м, прииди́ к на́м и спаси́ на́с.

Перевод: Благодарим Тебя, Христе Боже наш, что Ты насытил нас земных Твоих благ. Не лиши нас и Небесного Твоего Царства, но как посреди учеников Своих явился Ты, Спаситель, мир даруя им, приди и к нам, и спаси нас.

Молитвы в особых случаях

Молитвосло́вия на поминальной трапе́зе

Если на поминальной трапе́зе присутствует иере́й, то сначала совершается обычная заупокойная лития, после которой поется О́ тче на́ш… и следует благословение трапезы.

Если же в числе присутствующих нет иере́я, то после трех обычных поклонов:

Моли́твами святы́х оте́ц на́ших, Го́споди Иису́се Христе́ Бо́же на́ш, поми́луй на́с. Ами́нь.

Перевод: По молитвам святых отцов наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь.

Святы́й Бо́же, Святы́й Кре́пкий, Святы́й Безсме́ртный, поми́луй на́с (Три́жды с поклонами.)

Перевод: Святой Боже, Святой Крепкий, Святой Бессмертный, помилуй нас.

Сла́ва, и ны́не . 2 Ами́нь. Пресвята́я Тро́ице, поми́луй на́с; Го́споди, очи́сти грехи́ на́ша; Влады́ко, прости́ беззако́ния на́ша; Святы́й, посети́ и исцели́ не́мощи на́ша, и́мене Твоего́ ра́ди.

Перевод: Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь. Пресвятая Троица, помилуй нас; Господи, очисти грехи наши; Владыка, прости беззакония наши; Святой, посети и исцели немощи наши, имени Твоего ради.

Го́споди, поми́луй (Три́жды).

Сла́ва, и ны́не . Ами́нь.

О́тче на́ш, И́же еси́ на небесе́х! Да святи́тся и́мя Твое́, да прии́дет Ца́рствие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на небеси́ и на земли́. Хле́б на́ш насу́щный да́ждь на́м дне́сь; и оста́ви на́м до́лги на́ша, я́коже и мы́ оставля́ем должнико́м на́шим; и не введи́ на́с во искуше́ние, но изба́ви на́с от лука́ваго.

Перевод: Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе. Хлеб наш насущный дай нам на сей день; И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

И заупокойные тропари́: C о ду́хи пра́ведных сконча́вшихся ду́шу раба́ Твоего́ (рабы́ Твоея́), Спа́се, упоко́й, сохраня́я ю́ во блаже́нней жи́зни, я́же у Тебе́, Человеколю́бче.

Перевод: Со духами праведных скончавшихся душу раба Твоего (рабы Твоей), Спаситель, упокой, сохраняя ее в блаженной жизни, той, что у Тебя, Человеколюбец.

В поко́ищи Твое́м, Го́споди, иде́же вси́ святи́и Твои́ упокоева́ются, упоко́й и ду́шу раба́ Твоего́ (рабы́ Твоея́), я́ко Еди́н еси́ Человеколю́бец.

Перевод: В месте упокоения Твоем, Господи, где все святые Твои обретают покой, упокой и душу раба Твоего (рабы Твоей), ибо Ты Один – Человеколюбец.

Сла́ва: Ты́ еси́ Бо́г, соше́дый во а́д и у́зы окова́нных разреши́вый. Са́м и ду́шу раба́ Твоего́ (рабы́ Твоея́) упоко́й.

Перевод: Ты – Бог наш, сошедший во ад и муки узников прекративший, Сам и душу раба Твоего (рабы Твоей) упокой.

И ны́не: Еди́на Чи́стая и Непоро́чная Де́во, Бо́га без се́мене ро́ждшая, моли́ спасти́ся душе́ его́ (ея́).

Перевод: Единая Чистая и Непорочная Дева, Бога во чреве носившая неизреченно, ходатайствуй о спасении души раба Твоего (рабы Твоей).

Затем трижды произносится сия молитва с 15 поклонами: П омяни́, Го́споди, ду́шу усо́пшаго раба́ Твоего́ (усопшей рабы́ Твоея́) и́мя (покло́н). Ели́ка в житии́ се́м я́ко челове́к согреши́, Ты́ же, я́ко Человеколю́бец Бо́г, поми́луй (покло́н), и ве́чныя му́ки изба́ви (покло́н), и Небе́снаго Ца́рствия прича́стником (причастницей) учини́ (покло́н), и душа́м на́шим поле́зное сотвори́ (покло́н).

После этого поется или читается в качестве предобеденной молитвы О́ тче на́ш, за ней следует призывание Божия благословения на трапезу по чину для мирян.

В начале поминальной трапезы прежде других снедей всем предлагается кутия. А пред последним сладким блюдом, каким традиционно подается кисель с молоком (в постные дни с миндальным или маковым), — приносится так называемое пивомедие — сладкий неалкогольный напиток. В заключение все встают и, если трапеза совершается в день погребения или поминовения: в 9-й, 20-й, 40-й дни по кончине и в первую годовщину — поют стихи́ру на гла́с 6-й:

Зря́ще мя́ безгла́сна,/ и бездыха́нна предлежа́ща,/ воспла́чите о мне́, бра́тие и дру́зи,/ сро́дницы и зна́емии:/ вчера́шний бо де́нь бесе́довах с ва́ми,/ и внеза́пу на́йде на мя́ стра́шный ча́с сме́ртный;/ но прииди́те вси́ лю́бящии мя́,/ и целу́йте мя́ после́дним целова́нием,/ не ктому́ бо с ва́ми похожду́/ или́ собесе́дую про́чее;/ к Судии́ бо отхожду́,/ иде́же не́сть лицеприя́тия:/ ра́б бо и влады́ка вку́пе предстоя́т,/ ца́рь и во́ин, бога́тый и убо́гий/ в ра́внем досто́инстве:/ ки́йждо от свои́х де́л/ или́ просла́вится, или́ постыди́тся./ Но прошу́ все́х и молю́,/ непреста́нно о мне́ моли́теся Христу́ Бо́гу,/ да не низведе́н (низведена) бу́ду по грехо́м мои́м на ме́сто муче́ния,/ но да вчини́т мя́, иде́же Све́т живо́тный.

Перевод: Видя меня безгласным и бездыханным пред вами лежащим (безгласную и бездыханную пред вами лежащую), восплачьте (все) обо мне: братья и друзья, родные и знакомые: ведь вчерашний день я беседовал с вами, и внезапно настиг меня страшный час смерти. Но придите, все любящие меня, и целуйте меня последним целованием: ведь не буду уже с вами ходить, или собеседовать впредь. Ибо к Судии я отхожу, где нет лицеприятия: ведь раб и владыка там вместе предстоят, царь и воин, богатый и бедный в равном достоинстве: ибо каждый от своих дел или прославится, или постыдится. Но прошу всех и молю непрестанно обо мне молиться Христу Богу, чтобы не был я низведен (не была я низведена) по грехам моим на место мучения, но да поместит Он меня туда, где свет жизни.

Если же поминовение совершается в других случаях, кроме перечисленных, поется стихи́ра, гла́с 8-й:

Пла́чу и рыда́ю,/ егда́ помышля́ю сме́рть,/ и ви́жду во гробе́х лежа́щую/ по о́бразу Бо́жию созда́нную на́шу красоту́,/ безобразну, безсла́вну,/ не иму́щую ви́да./ О чудесе́! Что́ сие́ е́же о на́с бы́сть та́инство?/ Ка́ко преда́хомся тле́нию,/ ка́ко сопряго́хомся сме́рти?/ Вои́стинну Бо́га повеле́нием,/ я́коже пи́сано е́сть,/ Подаю́щаго преста́вльшемуся (преста́вльшейся) упокое́ние.

Перевод: Плачу и рыдаю, когда себе представлю смерть и увижу в гробницах лежащую по образу Божию созданную нашу красоту безобразной, бесславной, не имеющей вида. О чудо! Что это за совершившееся над нами таинство? Как мы были преданы тлению? Как сочетались со смертью? Воистину повелением Бога, как написано, подающего преставившимся упокоение.

Зате́м иере́й: В о блаже́нном успе́нии рабу́ Бо́жию (рабе́ Бо́жией) и́мя, преста́вльшемуся (преста́вльшейся) ве́чная па́мять.

Перевод: Во блаженном успении вечный покой подай, Господи, усопшему рабу Твоему (усопшей рабе Твоей), и сотвори ему (или ей) вечную память!)

В отсутствие иере́я ста́рший из миря́н: Р абу́ Бо́жию (рабе́ Бо́жией) преста́вльшемуся (преста́вльшейся) ве́чная па́мять.

Все́: В е́чная па́мять (три́жды).

Пьют заупокойную чашу и вкушают последнее блюдо. Трапеза оканчивается обычным благодарением.

Моли́тва на благослове́ние пасхальных сне́дей

Го́споди Иису́се Христе́ Бо́же на́ш, по вели́кой ско́рби Креста́ и страда́ний Твои́х ра́дости безме́рной тридне́вным воскресе́нием все́х испо́лнивый! Благодари́м Тя́, я́ко сподо́бил еси́ ны́не и на́с, по́прище поста́ соверши́вших, дости́гнути святы́х си́х дне́й и ра́дости све́тлаго Твоего́ воскресе́ния прича́стниками бы́ти. Благодари́м Тя́, я́ко по милосе́рдию Твоему́ и неизрече́нному снисхожде́нию к не́мощем на́шим утеша́еши на́с и трапе́зою пра́здничною в подкрепле́ние и услажде́ние немощно́й пло́ти. Те́мже мо́лим Тя́, благослови́ се́й пасха́льный хле́б, млеко́ огусте́вшее, я́ица и про́чия пасха́льныя сне́ди, наипа́че си́и, от ни́хже, повину́ющеся Уста́ву Це́ркви, в мимоше́дшие дни́ поста́ возде́рживались рабы́ Твои́, да бу́дут они́ вкуша́ющим и́х со благодаре́нием во здра́вие, в подкрепле́ние си́л теле́сных, в весе́лие и ра́дость, да вся́кое дово́льство иму́ще, изоби́ловати бу́дем и в дела́ блага́я, и от полноты́ благода́рнаго се́рдца сла́вити Тя́, Воскре́сшаго, пита́ющаго и утеша́ющаго на́с, ку́пно же с Тобо́ю и Безнача́льнаго Твоего́ Отца́ и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва сия может быть прочитана иереем или старейшим из присутствующих на первой праздничной трапезе вместо обычной формулы благословения.

Молитва иная при скудной пасхальной трапе́зе

Го́споди Иису́се Христе́ Бо́же на́ш, по вели́кой ско́рби Креста́ и страда́ний Твои́х, ра́дости безме́рной тридне́вным воскресе́нием вся́ испо́лнивый! Благодари́м Тя́, я́ко сподо́бил еси́ и на́с, по́прище поста́ соверши́вших, дости́гнути святы́х си́х дне́й и ра́дости све́тлаго Твоего́ воскресе́ния прича́стниками бы́ти. Мо́лим Тя́: благослови́ и освяти́ хле́бы сии́, и́хже рабы́ Твои́ по ску́дости свое́й вме́сто пасхальных сне́дей угото́ваша и пред Твое́ Свято́е Лице́ принесо́ша. Да бу́дут они́ вкуша́ющим и́х ве́рным в сла́дость и утеше́ние, и ску́дость трапе́зы да не омрачит пра́здничной ра́дости люде́й Твои́х. Све́том воскресе́ния да разсеяны бу́дут все́ ско́рби и печа́ли, да все́ и богатые и убогие, и изобилующие, и в ску́дости сущие сла́вят Тя́, Воскре́сшаго, и в ско́рбях отра́ду на́м Подаю́щаго, ку́пно же с Тобо́ю и Безнача́льнаго Твоего́ Отца́ и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва на благословение скоромных 3 снедей в праздник Рождества Христова

(читается на первой праздничной трапезе вместо обычной формулы благословения)

Молитва на благословение скоромных снедей в праздник Успения Пресвятой Богородицы

(читается на первой праздничной трапезе вместо обычной формулы благословения)

(Если праздник Успения Пресвятой Богородицы случится в среду или пяток, молитва сия читается пред трапезой на следующий день).

Молитва на благословение скоромных снедей (в праздник первоверховных апостолов Петра и Павла)

(читается на первой праздничной трапезе вместо обычной формулы благословения)

Го́споди Иису́се Христе́ Бо́же на́ш! Благодари́м Тя́, я́ко дарова́л еси́ на́м, по́прище поста́ святы́х апо́столов прешедшим, дости́гнути пра́здника сла́вных Первоверховников Петра́ и Па́вла.
М о́лим Тя́, отверза́ющаго ще́друю ру́ку Твою́, исполняющего все́ живу́щее бла́г Твои́х, даю́щаго все́м пи́щу, соответствующую вре́мени и правилам церко́вным, благослови́ пра́здничныя сне́ди, ве́рным лю́дем Твои́м угото́ванныя, наипа́че сия́, от ни́хже повину́ющеся Уста́ву Це́ркви Твоея́, в мимошедшие дни́ поста́ возде́рживались рабы́ Твои́, да бу́дут оне́ вкуша́ющим и́х со благодаре́нием во здра́вие, в подкрепле́ние си́л теле́сных, в весе́лие и ра́дость. Да вси́ мы́ вся́кое дово́льство иму́ще, изоби́ловати бу́дем и в дела́ блага́я, и от полноты́ благода́рнаго се́рдца сла́вити Тя́, пита́ющаго и утеша́ющаго на́с, ку́пно же и Безнача́льнаго Твоего́ Отца́ и Пресвята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

(Если праздник Первоверховных Апостолов случится в среду или пяток, молитва сия читается пред трапезой на следующий день).

2 Сокращение «Слава» следует читать как «Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу». Сокращение «и ныне»: «и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.»

3 Скоро́мная пи́ща – продукты животного происхождения, не дозволенные в пост: мясные и молочные продукты, яйца.

Молитва как тост
Оценка 5 проголосовавших: 1
Читайте так же:  Сильная молитва от смерти

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here