Молитва аввакума городницкий текст

Полное описание: Молитва аввакума городницкий текст - в детальных подробностях для наших читателей.

Текст песни Александр Городницкий – Молитва Аввакума

Боже, помоги, сильный,
Боже, помоги, правый,
Пастырям своим ссыльным,
Алчущим твоей правды.
Стужа свирепей к ночи,
Тьмы на берега пали.
Выела вьюга очи –
Ино побредем дале.

Боже, помоги, крепкий,
Боже, помоги, святый.
Глохнут подо льдом реки.
Ужасом сердца сжаты.
Плоть мою недуг точит,
Грудь мою тоска давит,
Нет уже в ногах мочи –
Ино побредем дале.

Господи, твой мир вечен –
Сбереги от соблазна;
Льстивые манят речи,
Царская манит ласка:
“Много ли в цепях чести?
Покаянье беда ли?
Три перста сложи вместе!” –
Ино побредем дале.

Впору наложить руки.
Воют за плечом черти.
Долго ли сии муки?
Аж до самыя смерти.
Жизнь, моя душа, где ты?
Дышишь ли ты, жива ли?
Голос мой услышь с ветром!-
Ино побредем дале.

Тлеет ли свеча в храме,
Ангел ли в ночи трубит,
В мёрзлой ли гниём яме,
В чёрном ли горим срубе,
Душу упокой, Боже,-
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит
Ино побредем дале.
Душу упокой, Боже!
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит.
Ино побредем дале. God help me, strong,
God help me, right,
To the shepherds their exiles,
We are hungry for your truth.
The grime is fierce by night,
Darkness on the shore fell.
A blizzard of eyes –
Ino pobredemem far away.

Читайте так же:  Молитва Николаю Чудотворцу на возвращение любимого

God help me, strong,
God help me, saint.
Glohnut under the ice of the river.
The horror of the heart is compressed.
My flesh aches,
My chest pains my bosom,
There is already no urine in the legs –
Ino pobredemem far away.

Lord, your world is eternal –
Save from temptation;
Flattery beckon speech,
Tsar’s beckoning caresses:
“Is there much in the chains of honor?
Repentance is trouble?
Three fingers together! “-
Ino pobredemem far away.

It’s time to put your hands on it.
The devils are howling.
How long have these torments?
Already to the very death.
Life, my soul, where are you?
Whether you breathe, whether it is live?
You hear my voice with the wind! ”
Ino pobredemem far away.

Is the candle burning in the temple,
Whether an angel beats in the night,
In the frozen foul pits,
In black, we burn the house,
My soul rest, God, –
We waited a long time for you.
Our age on earth lives
Ino pobredemem far away.
Peace of mind, God!
We waited a long time for you.
Our age on earth has lived.
Ino pobredemem far away.

Молитва аввакума городницкий текст

Молитва Аввакума (исполнитель: Аввакум )

Видео к песне:

Войти в Tekstovoi.ru

Используйте ВКонтакте, Одноклассники или Facebook, чтобы связаться с друзьями и активизировать участников вашей социальной сети.

Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники Войти через Facebook Войти, используя логин и пароль на Tekstovoi.ru

Александр Городницкий — Молитва Аввакума аккорды

Песня «Александр Городницкий — Молитва Аввакума» аккорды для гитары

Аккорды Александр Городницкий — Молитва Аввакума

  • Аккорды для А, Александр Городницкий, Исполнители
Читайте так же:  Молитва державная икона Божией

C#m
Боже, помоги, сильный,
B
Боже, помоги, правый,
A
Пастырям своим ссыльным,
G#
Алчущим твоей правды.
C#m
Стужа свирепей к ночи,
B
Тьмы на берега пали.
A
Выела вьюга очи —
G# C#m
Ино побредем дале.

Боже, помоги, крепкий,
Боже, помоги, святый.
Глохнут подо льдом реки.
Ужасом сердца сжаты.
Плоть мою недуг точит,
Грудь мою тоска давит,
Нет уже в ногах мочи —
Ино побредем дале.

Господи, твой мир вечен —
Сбереги от соблазна;
Льстивые манят речи,
Царская манит ласка:
«Много ли в цепях чести?
Покаянье беда ли?
Три перста сложи вместе!» —
Ино побредем дале.

Впору наложить руки.
Воют за плечом черти.
Долго ли сии муки?
Аж до самыя смерти.
Жизнь, моя душа, где ты?
Дышишь ли ты, жива ли?
Голос мой услышь с ветром!
Ино побредем дале.
Тлеет ли свеча в храме,
Ангел ли в ночи трубит,

В мёрзлой ли гниём яме,
В чёрном ли горим срубе,
Душу упокой, Боже, —
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит
Ино побредем дале.
Душу упокой, Боже!
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит.
Ино побредем дале.

Видео (кликните для воспроизведения).

Войти в Tekstovoi.ru

Используйте ВКонтакте, Одноклассники или Facebook, чтобы связаться с друзьями и активизировать участников вашей социальной сети.

Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники Войти через Facebook Войти, используя логин и пароль на Tekstovoi.ru

Молитва аввакума городницкий текст

Войти

Александр Городницкий. Молитва Аввакума.

Боже, помоги, сильный,
Боже, помоги, правый,
Пастырям своим ссыльным,
Алчущим твоей правды.
Стужа свирепей к ночи,
Тьмы на берега пали.
Выела вьюга очи —
Ино побредем дале.

Боже, помоги, крепкий,
Боже, помоги, святый.
Глохнут подо льдом реки.
Ужасом сердца сжаты.
Плоть мою недуг точит,
Грудь мою тоска давит,
Нет уже в ногах мочи —
Ино побредем дале.

Господи, твой мир вечен —
Сбереги от соблазна;
Льстивые манят речи,
Царская манит ласка:
“Много ли в цепях чести?
Покаянье беда ли?
Три перста сложи вместе!” —
Ино побредем дале.

Впору наложить руки.
Воют за плечом черти.
Долго ли сии муки?
Аж до самыя смерти.
Жизнь, моя душа, где ты?
Дышишь ли ты, жива ли?
Голос мой услышь с ветром! —
Ино побредем дале.

Тлеет ли свеча в храме,
Ангел ли в ночи трубит,
В мёрзлой ли гниём яме,
В чёрном ли горим срубе,
Душу упокой, Боже, —
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит —
Ино побредем дале.

Comments

Интересно сравнить Шаламовским Аввакумом (Городницкий любил Шаламова и возможно знал это стихотворение):
Аввакум в Пустозерске

Не в брёвнах, а в рёбрах
Церковь моя.
В усмешке недоброй
Лицо бытия.

Сложеньем двуперстным
Поднялся мой крест,
Горя в Пустозерске,
Блистая окрест.

Я всюду прославлен,
Везде заклеймён,
Легендою давней
В сердцах утверждён.

Сердит и безумен
Я был, говорят,
Страдал-де и умер
За старый обряд.

Нелепостен этот
Людской приговор:
В нём истины нету
И слышен укор.

Ведь суть не в обрядах,
Не в этом – вражда.
Для Божьего взгляда
Обряд – ерунда.

Нам рушили веру
В дела старины,
Без чести, без меры,
Без всякой вины.

Что в детстве любили,
Что славили мы,
Внезапно разбили
Служители тьмы.

В святительском платье,
В больших клобуках,
С холодным распятьем
В холодных руках.

Нас гнали на плаху,
Тащили в тюрьму,
Покорствуя страху
В душе своему.

Наш спор – не духовный
О возрасте книг.
Наш спор – не церковный
О пользе вериг.

Наш спор – о свободе,
О праве дышать,
О воле Господней
Вязать и решать.

Целитель душевный
Карал телеса.
От происков гневных
Мы скрылись в леса.

Ломая запреты,
Бросали слова
По целому свету
Из львиного рва.

Мы звали к возмездью
За эти грехи.
И с Господом вместе
Мы пели стихи.

Сурового Бога
Гремели слова:
Страдания много,
Но церковь – жива.

И аз, непокорный,
Читая Псалтырь,
В Андроньевский чёрный
Пришел монастырь.

Я был ещё молод
И всё перенёс:
Побои, и голод,
И светский допрос.

Там ангел крылами
От стражи закрыл
И хлебом со щами
Меня накормил.

Я, подвиг приемля,
Шагнул за порог,
В Даурскую землю
Ушёл на восток.

На синем Амуре
Молебен служил,
Бураны и бури
Едва пережил.

Мне выжгли морозом
Клеймо на щеке,
Мне вырвали ноздри
На горной реке.

Но к Богу дорога
Извечно одна:
По дальним острогам
Проходит она.

И вытерпеть Бога
Пронзительный взор
Немногие могут
С Иисусовых пор.

Настасья, Настасья,
Терпи и не плачь:
Не всякое счастье
В одеже удач.

Не слушай соблазна,
Что бьётся в груди,
От казни до казни
Спокойно иди.

Бреди по дороге,
Не бойся змеи,
Которая ноги
Кусает твои.

Она не из рая
Сюда приползла:
Из адова края
Посланница зла.

Здесь птичьего пенья
Никто не слыхал,
Здесь учат терпенью
И мудрости скал.

Я – узник темничный:
Четырнадцать лет
Я знал лишь брусничный
Единственный цвет.

Но то не нелепость,
Не сон бытия,
Душевная крепость
И воля моя.

Закованным шагом
Ведут далеко,
Но иго мне – благо
И бремя легко.

Серебряной пылью
Мой след занесён,
На огненных крыльях
Я в небо внесён.

Сквозь голод и холод,
Сквозь горе и страх
Я к Богу, как голубь,
Поднялся с костра.

Тебе обещаю,
Далекая Русь,
Врагам не прощая,
Я с неба вернусь.

Пускай я осмеян
И предан костру,
Пусть прах мой развеян
На горном ветру.

Нет участи слаще,
Желанней конца,
Чем пепел, стучащий
В людские сердца.

Молитва аввакума городницкий текст

Войти

Александр Городницкий. Молитва Аввакума.

Боже, помоги, сильный,
Боже, помоги, правый,
Пастырям своим ссыльным,
Алчущим твоей правды.
Стужа свирепей к ночи,
Тьмы на берега пали.
Выела вьюга очи —
Ино побредем дале.

Боже, помоги, крепкий,
Боже, помоги, святый.
Глохнут подо льдом реки.
Ужасом сердца сжаты.
Плоть мою недуг точит,
Грудь мою тоска давит,
Нет уже в ногах мочи —
Ино побредем дале.

Господи, твой мир вечен —
Сбереги от соблазна;
Льстивые манят речи,
Царская манит ласка:
“Много ли в цепях чести?
Покаянье беда ли?
Три перста сложи вместе!” —
Ино побредем дале.

Впору наложить руки.
Воют за плечом черти.
Долго ли сии муки?
Аж до самыя смерти.
Жизнь, моя душа, где ты?
Дышишь ли ты, жива ли?
Голос мой услышь с ветром! —
Ино побредем дале.

Тлеет ли свеча в храме,
Ангел ли в ночи трубит,
В мёрзлой ли гниём яме,
В чёрном ли горим срубе,
Душу упокой, Боже, —
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит —
Ино побредем дале.

Молитва аввакума городницкий текст

Боже, помоги, сильный,
Боже, помоги, правый,
Пастырям своим ссыльным,
Алчущим твоей правды.
Стужа свирепей к ночи,
Тьмы на берега пали.
Выела вьюга очи –
Ино побредем дале.

Боже, помоги, крепкий,
Боже, помоги, святый.
Глохнут подо льдом реки.
Ужасом сердца сжаты.
Плоть мою недуг точит,
Грудь мою тоска давит,
Нет уже в ногах мочи –
Ино побредем дале.

Господи, твой мир вечен –
Сбереги от соблазна;
Льстивые манят речи,
Царская манит ласка:
“Много ли в цепях чести?
Покаянье беда ли?
Три перста сложи вместе!” –
Ино побредем дале.

Впору наложить руки.
Воют за плечом черти.
Долго ли сии муки?
Аж до самыя смерти.
Жизнь, моя душа, где ты?
Дышишь ли ты, жива ли?
Голос мой услышь с ветром!-
Ино побредем дале.

Тлеет ли свеча в храме,
Ангел ли в ночи трубит,
В мёрзлой ли гниём яме,
В чёрном ли горим срубе,
Душу упокой, Боже,-
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит
Ино побредем дале.
Душу упокой, Боже!
Долго мы тебя ждали.
Век наш на земле прожит.
Ино побредем дале.

Александр
Городницкий

Все стихи Александра Городницкого

Атланты

Когда на сердце тяжесть

И холодно в груди,

К ступеням Эрмитажа

Ты в сумерках приди,

Где без питья и хлеба,

Забытые в веках,

Атланты держат небо

На каменных руках.

Держать его, махину,

Не мёд – со стороны.

Напряжены их спины,

Их тяжкая работа

Важней иных работ:

Их них ослабни кто-то –

Во тьме заплачут вдовы,

И встанет гриб лиловый,

И кончится Земля.

А небо год от года

Всё давит тяжелей,

Дрожит оно от гуда

Стоят они, ребята,

А смена не пришла.

Их свет дневной не радует,

Им ночью не до сна.

Их красоту снарядами

Стоят они, навеки,

Уперши лбы в беду,

Не боги – человеки,

Привычные к труду.

И жить ещё надежде

До той поры, пока

Атланты небо держат

На каменных руках.

Беженцы-листья

Беженцы-листья, гонимые ветром.

В сером окне догорает звезда.

Киевской линии синяя ветка

Гонит в дождливую ночь поезда.

Снова торопит кого-то дорога,

Даль расцветив желтизною монет,

В поисках родины, в поисках Бога,

В поисках счастья, которого нет.

К югу летят перелётные птицы,

Тянутся листья за ними вослед.

В дальние страны легко им летится.

Мне только ветра попутного нет, –

Сколько бы ни сокрушался, растерян:

Время не то и отчизна не та, –

Я не из птиц, а скорей из растений –

Недолговечен полёт у листа.

Поздно бежать уже. И неохота.

Капли, не тая, дрожат на стекле.

Словно подруга печального Лота,

Камнем останусь на этой земле.

Теплится утро за тёмною шторой,

И наступает пора холодов.

Слышу, как сердце тревожное вторит

Дальнему стуку ночных поездов.

Боюсь запоздалой любви

Боюсь запоздалой любви,
Беспомощной и бесполезной.
Так детских боятся болезней,
Сокрытых у взрослых в крови.

Боюсь запоздалой любви,
Щемящей её ностальгии.
Уже мы не станем другими,
Как годы назад ни зови.

Был потом посолен мой хлеб.
И всё же, уставший молиться,
Боюсь я теперь убедиться,
Что был я наивен и слеп.

Когда на пороге зима,
Высаживать поздно коренья.
Милее мне прежняя тьма,
Чем позднее это прозренье.

Боюсь непрочитанных книг,
Грозящих моим убежденьям,–
Так кости боится старик
Сломать неудачным паденьем.

Вальс тридцать девятого года

На земле, в небесах и на море

Наш напев и могуч, и суров.

Если завтра война, если завтра в поход,

Будь сегодня к походу готов.

Песня 1939 года «Если завтра война»

Полыхает кремлёвское золото.

Дует с Волги степной суховей.

Вячеслав наш Михайлович Молотов

Принимает берлинских друзей.

Карта мира верстается наново,

Челядь пышный готовит банкет.

Риббентроп преподносит Улановой

Хризантем необъятный букет.

И не знает закройщик из Люблина,

Что сукно не кроить ему впредь,

Что семья его будет загублена,

Что в печи ему завтра гореть.

И не знают студенты из Таллина

И литовский седой садовод,

Что сгниют они волею Сталина

Посреди туруханских болот.

Пакт подписан о ненападении –

Можно вина в бокалы разлить.

Вся Европа сегодня поделена –

Завтра Азию будем делить!

Смотрят гости на Кобу с опаскою.

За стеною гуляет народ.

Вождь великий сухое шампанское

За немецкого фюрера пьёт.

Вдовы поэтов

– Бабы, кто вы, бабы, кто вы?

Тёмны ваши лики.

– А мы вдовы, а мы вдовы

Вам, как крест, носить их имя,

В вечной вы опале.

С ними спали вы с живыми,

Только их проспали.

Свет погас, разлиты вина,

Виноватых и безвинных

Среди вас не сыщешь.

Вам чужим спасаться словом,

Спасти не сумевшим.

Ах, не верьте, люди, вдовам

Шум весенний заоконный

Слушать им несладко.

Тускло светит под иконой

– Бабы, кто вы, бабы, кто вы?

Тёмны ваши лики.

– А мы вдовы, а мы вдовы

Воробей

Было трудно мне первое время
Пережить свой позор и испуг,
Став евреем среди неевреев,
Не таким, как другие вокруг,
Отлучённым капризом природы
От ровесников шумной среды.
Помню, в Омске в военные годы
Воробьёв называли «жиды»…
Позабыты великие битвы,
Голодающих беженцев быт,–
Ничего до сих пор не забыто
Из мальчишеских первых обид.
И когда вспоминаю со страхом
Невесёлое это житьё,
С бесприютною рыжею птахой
Я родство ощущаю своё,
Под чужую забившийся кровлю,
В ожидании новых угроз.
Не орёл, что питается кровью,
Не владыка морей альбатрос,
Не павлин, что устал от ужимок,
И не филин, полуночный тать,
Не гусак, заплывающий жиром,
Потерявший способность летать.
Только он мне единственный дорог,
Представитель пернатых жидов,
Что, чирикая, пляшет «семь сорок»
На асфальте чужих городов.

Гражданская война

Клубится за окном пожара едкий чад, –

Не жаворонки в нём, а вороны кричат.

Голодная страна огнём обожжена, –

Гражданская война, гражданская война.

Гражданская война, гражданская война,

Где жизни грош-цена, и Богу грош-цена.

Дымится за межой неубранная рожь,

Где свой и где чужой, никак не разберёшь.

Гражданская война, гражданская война,

Где сыты от пшена и пьяны без вина.

Где ждать напрасный труд счастливых перемен,

Где пленных не берут и не сдаются в плен.

Гражданская война, гражданская война,

Земля у всех одна и жизнь у всех одна,

А пулю, что летит, не повернуть назад.

Ты думал – враг убит, а оказалось – брат.

И кровь не смоешь впредь с дрожащих рук своих,

Молитва аввакума городницкий текст
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here