Еврей в молитве марк шагал

Полное описание: Еврей в молитве марк шагал - в детальных подробностях для наших читателей.

Еврей в молитве. М. Шагал 1912-1913

– О чём еврей
У Бога просит.
Вы знать хотите? Таки да.
Чтобы пришла за летом осень,
И чтобы было так всегда.

– О чём еврей
У Бога просит.
Вы знать хотите? Таки да.
Чтобы виски марала проседь,
Но в сердце б не было следа.

– О чём еврей
У Бога просит.
Вы знать хотите? Таки да.
Чтоб было восемь ровно в восемь,
И на столе была еда.

– О чём еврей
У Бога просит.
Вы знать хотите? Таки да.
Чтоб если сын совета спросит –
Не знал отказа никогда.

– О чём еврей
Не просит Бога.
Вы знать хотите? Таки нет.
Чтоб было денег слишком много…
А только так, на пару лет.

– О чём еврей
Не просит Бога?
Вы знать хотите? Таки нет.
Чтобы вела в тупик дорога…
В обратный путь имей билет.

– О чём еврей
Не просит Бога?
Вы знать хотите? Таки нет.
Чтобы за грех спросил Он строго…
Не как Талмуд устроен свет.
20.04.09 (17.40)

Марк Шагал

Душа оживает от нежных картин
И боль исчезает в твореньях Шагала.
Сочувствуя каждому, как гражданин,
Он утешает, словно – родная…
С ним улетаю и в нем растворяюсь,
Сопереживая не подчиняюсь
Не оттого, что гордыня мешает:
Шагал рабов не принимает.
Возможно от Б-га такая душевность.
Быть может от жизни огромный талант.
От бабушки с дедушкой – редкая честность
И от родителей нечто, как кант…
Нет икон в еврейской ментальности:
Лукавство есть и добро, во всем.
Марк Захарович, спасибо за данность,
Что Вы прожили и мы – проживем…
Что дышим привольно легко «Над городом»;
Пьянит «Музыка»; дурманит «Скрипач»;
Что «Рядом с ней» я «Еврей в молитве»;
А в «Субботу», бесспорно, «Пьющий солдат».
Мечта – это «Свадьба» и, любые, «Любовники»,
Но, моё «Время – без берегов».
«Купание ребенка», пожизненно, «Зеркало»,
Я «Красный еврей» в нем и «Часы» в мире снов…
Плавятся в красках наши печали,
Горечь потерь и жесткость разлук…
Думали Вы или не ожидали,
Что каждый зритель – навеки Вам друг…

Мазками слов. Марк Шагал

1.
В искусстве всё –
движенье нашей крови,
и суть его –
всё наше существо.
Иной раз – так бывает! –
поневоле,
но видеть это
может меньшинство.

Ин-туи-тив-но,
Ирра-цио-наль-но –
понятий много
из различных слов,
но главное, что это –
не случайно.
За каждый штрих
ответить я готов.

И некая тревожащая сила
во мне всегда,
с рождения, была.
Она меня в искусство
приводила
и удивляла так,
как каббала.

В моих картинах –
повеление души.
И, возвышаясь,
покидал я гетто.
Как только отделялся
от земли,
я становился сразу же
поэтом.

2.
Картинами поведал нам Шагал
о Витебске, себе и о России,
как в них ютились
горе и печаль.
И чтоб не хуже было –
все просили
в домах и синагогах.
Как всегда,
дверь открывали,
чтоб вошел Илия.
Так это длилось многие века.
Благословенна Мариам-Мария!

А каждый холст –
пронзённый жизнью сон.
И он давал
всем новую надежду.
Инстинкт и разум –
непременно в нём.
И что-то всё же
было ещё
между.

3.
«Не отнимай свечи
из рук моих», –
писал Шагал
в стихах своих.
«Как Иисус,
распят я на мольберте», –
и это было правдою –
поверьте.

На «идиш»
думал и писал,
на нем картины
создавал –
местечки нищие,
кривые времена,
а в них – евреи
и сутулые дома.
По улицам неровным
сквозь века
хромала тяжкая
еврейская судьба.

4.
На праздник Суккот
или Симхас-Тора
пропал мой дед,
и нет его нигде.
Обиделся? Быть может,
была ссора?
Его искали
всюду и везде.

Какой там праздник?!
Нам не до молитвы.
Живой ли он?
А, может быть, и нет?
Не выходил он
просто так и лишь бы.
Вопросов много,
а каков ответ?!

О, Боже мой!
На нас свалилось горе!
О, Царь небесный,
не оставь в беде.
Глядим на небо
синее, как море,
а дед жует
морковку на трубе!

И он обводит взглядом
Божье царство.
Ничто не омрачает
его взор.
Он выше всех!
Без всякого лукавства –
от счастья он
лепечет всякий вздор!

5.
Высоко над нами
музыкант на крыше –
играет он,
и скрипка с ним поёт.
И звуки, им послушные,
всё выше –
летят туда,
где должен быть Господь.
И грусть и смех
стекают с этой крыши,
как звонкая
весенняя капель.
Мы ими очарованы.
И слышим
шедевры предков –
музыкальный хмель.

Мы в прошлое уйдём –
в минувшие лета,
и время сразу же
к другим сбежит.
Для них звучать будет
мелодия с холста.
И волновать.
И голову кружить.

6.
Вы видели коров,
играющих на скрипках,
над городом, над солнцем
и над небом?
Одна играет,
словно на поминках,
другая весело,
но повод нам неведом.
И в небе сам Шагал –
он фокусник и клоун.
И в то же время –
добрый он волшебник.
Еврей из Витебска
мир покорил, как воин, –
он победитель
и его же пленник.

7.
Он был таким неугомонным –
учитель самый первый мой,
неутомимым, очень скромным –
и для меня он, как родной.

Читайте так же:  Молитва чтоб продалась машина

Носил в себе он грусть с печалью.
Решал он множество проблем.
По Витебску я с ним гуляю,
но мысленно… Учитель Пэн!

Звать Юрием, сын Моисея –
свой новый стиль он изобрел.
Ко мне явился как Мессия –
и дал понять, что я умен!

В его картинах – несуразный,
едва заметный милый «сдвиг»,
и сделал шаг тогда отважный
я в полный озаренья миг.

Он возвышался, как мыслитель.
С ним в тайну ремесла проник.
Пошел я дальше, мой учитель, –
твой благодарный ученик.

8.
В приюте
успокоенных сердец
ни слез, ни стонов –
тишина.
Здесь судьбы уходили
под венец
в объятия небытия.

Большое, печальное
пастбище
могильных камней.
Я молюсь.
В воротах
еврейского кладбища
ни с кем я уже
не столкнусь.

9.
Творит молитву он –
наш витебский раввин.
Библейские
и умные глаза.
И руки пахаря.
И множество седин.
Его лицо отметила
Судьба:
набросок сделала
штрихами из морщин.
И вот его молитва
свершена –
пора снимать с себя и талес
и тфилин:
не говорить же с Богом
до утра.

10.
Мой дядя Зюся – парикмахер.
Единственный на весь Лиозно.
Прически разные, как мастер,
ваять умел он грациозно.
Он делал всё в своей манере.
Усы, бородка, добрый взгляд –
блистал бы он в Париже, Вене,
в других столицах – всех подряд.

11.
Витебск Шагала – заборы и дом,
стоящий среди огорода.
Горе и радость в библейских глазах
забытого Богом народа.
Но грёзы витают и с ними мечты.
Он держит жену, словно знамя
прекрасной и чистой, как юность, любви.
Она – как духовное пламя.

12.
Ты мое озарение, Белла, –
не могу я писать без тебя.
Ты в палитру вошла мою смело –
отдала для фантазий себя.

Ты мое вдохновение, Белла,
и как критик, и друг, и жена.
Оценила меня, мое кредо –
и одобрила ласковым «Да!»

Я пою тебя всюду – в молитвах,
в своих грёзах, эскизах, мечтах,
в старых, будущих, новых картинах
и во всех мной увиденных снах.

13.
У булочника свет в окне с ночи.
Осталась в небе лишь одна звезда.
Столб дыма из растопленной печи
к ней устремился с раннего утра.

Вот кляча с тонкой шеей побрела,
и месяц блеклый над соседской крышей,
проснулись пчелы – все они в делах,
и солнце поднимается всё выше.

Я вижу – едет странная телега.
На ней – возница задом наперед.
И узнаю –
ведь это мой коллега:
он любит делать всё наоборот.

Хозяин открывает свой трактир.
Соседка заплетает две косы.
Загадочный непостижимый мир
от звезд на небе до седой росы.

Двина же всё текла мимо меня,
И Время уходило с нею в даль.
Я наблюдал с высокого холма
и красками замазывал печаль.

В холстах его – ушедшая эпоха.
Её самозабвенно рисовал.
Прошел с ней от порога до порога
и жизнь всегда с любовью воспевал.

14.
Как каждый еврей, он не нужен России,
Берлину, Парижу – не нужен нигде.
Все будет иначе с приходом Мессии,
но это случится, быть может, во сне.

Он думал о Рембрандте и своей маме,
Сезанне и дедушке, и о жене,
о новых работах. Как тесно всё в раме
для милого Витебска, что на холсте!

На уровне окон – простая телега
и лошадь, возница куда-то летят.
Как в жизни, когда ждет приятная веха,
Судьба и Надежда безумно спешат.

15.
Что только не придумает еврей?!
Возьмите этого… ну, как его. Шагал!
Такой он маленький – почти что, как пигмей.
Зато, послушайте, какой же он нахал!

На выставке я был. О, Боже мой!
И люди, лошади, коровы и ослы
по воздуху бредут невидимой тропой.
Своими красками он искромсал холсты!

А скрипачи – евреи же, конечно, –
позалезали кто на небо, кто куда.
Они нас удивляют. И так – вечно.
У этой нации больная голова!

То всё в зеленом здесь, а там из синевы.
То вождь ногами вверх на стол восшедший.
То дом родительский растет из головы.
Поверьте мне – он просто сумасшедший.

16.
Ему приказала Гармония:
«Пиши мой портрет – вот и всё!»
Прекрасной была церемония
создания лика её.

17.
Он свой портрет мазками слов
почти сто лет писал.
И слышал предков своих зов –
он в этом помогал.

А в красках – магия основ,
поэзия богов.
Сжигал среди своих холстов
и плоть свою и кровь.

Марк Шагал «Еврей за молитвой». Описание картины

Несмотря на сложную смысловую нагрузку и необычное композиционное решение, образ на полотне чрезвычайно выразителен. Пожилой еврей сидит и держит в руках книгу, над которой он весь склонился, согнуты и голова, и плечи. Неестественный изгиб шеи замыкает фигуру еврея в круг, ставший характерным центром для многих полотен художника.

Прекрасная картина, которую, по воспоминаниям, Марк Шагал особенно любил. Он рассказывал, что несколько лет в России держал под кроватью, чтобы уберечь ее в то тревожное и неспокойное время. Художник считал это полотно шедевром; говорил, что он стал близок в ней к величию Рембрандта.

Во время жизни во Франции бывал периоды, когда Шагал отчаянно нуждался в деньгах, и он был вынужден продать эту картину. Но перед продажей он сделал с нее копию. Потом продал и копию и сделал еще одну, и ее тоже продал. Шагал называл их «вариантами». Они почти не имели отличий друг от друга, разве что немного различались размерами. Кроме того, первая была нарисована на картоне, а последующие – на холсте.

Читайте так же:  Молитвы в 7 лунный день

Евреи были традиционным сюжетом в живописи художника, самого еврея по национальности. Только под влиянием 3 жены – Вавы – Шагал перестал изображать раввинов на своих картинах и даже стал сам сторониться еврейства.

Марк Шагал «Еврей за молитвой». Описание картины

Несмотря на сложную смысловую нагрузку и необычное композиционное решение, образ на полотне чрезвычайно выразителен. Пожилой еврей сидит и держит в руках книгу, над которой он весь склонился, согнуты и голова, и плечи. Неестественный изгиб шеи замыкает фигуру еврея в круг, ставший характерным центром для многих полотен художника.

Прекрасная картина, которую, по воспоминаниям, Марк Шагал особенно любил. Он рассказывал, что несколько лет в России держал под кроватью, чтобы уберечь ее в то тревожное и неспокойное время. Художник считал это полотно шедевром; говорил, что он стал близок в ней к величию Рембрандта.

Во время жизни во Франции бывал периоды, когда Шагал отчаянно нуждался в деньгах, и он был вынужден продать эту картину. Но перед продажей он сделал с нее копию. Потом продал и копию и сделал еще одну, и ее тоже продал. Шагал называл их «вариантами». Они почти не имели отличий друг от друга, разве что немного различались размерами. Кроме того, первая была нарисована на картоне, а последующие – на холсте.

Евреи были традиционным сюжетом в живописи художника, самого еврея по национальности. Только под влиянием 3 жены – Вавы – Шагал перестал изображать раввинов на своих картинах и даже стал сам сторониться еврейства.

Молящийся еврей (Раввин Витебска) — Марк Шагал

Картина: Молящийся еврей (Раввин Витебска)

Дата завершения картины: 1914

Место создания: Liozna, near Vitebsk, Belarus

Стиль картины: Кубизм

Жанр исполнения: религиозная живопись

Техника исполнения: масло

Размеры полотна: 104 x 84 см

Галерея: The Art Institute of Chicago, USA

Марк Шагал: другие картины художника

Ниже вы можете увидеть 6 других картин такого художника, как Марк Шагал. Для того, что бы ознакомиться со всеми картинами, перейдите по кнопке ниже.

Марк Шагал: жизнь и творчество художника

Марк Захарович Шагал (1887-1985) — живописец, график, театральный художник, иллюстратор, мастер монументальных и прикладных видов искусства.

СОДЕРЖАНИЕ

ТВОРЧЕСТВО И БИОГРАФИЯ МАРКА ШАГАЛА

Один из лидеров мирового авангарда 20 века, Шагал сумел органически соединить древние традиции иудейской культуры с остросовременным новаторством. Родился в Витебске 24 июня (6 июля) 1887. Получил традиционное религиозное образование на дому (древнееврейский язык, чтение Торы и Талмуда). В 1906 году приехал в Петербург, где в 1906–1909 посещал рисовальную школу при обществе поощрения художеств, студию С.М.Зайденберга и школу Е.Н.Званцевой. Жил в Петербурге-Петрограде, Витебске и Москве, а в 1910–1914 – в Париже. Все творчество Шагала изначально автобиографично и лирически исповедально.

Уже в ранних его картинах доминируют темы детства, семьи, смерти, глубоко личностные и в то же время «вечные» («Суббота», 1910, Музей Валльраф-Рихарц, Кёльн). Со временем на первый план выходит тема страстной любви художника к своей первой жене — Белле Розенфельд («Над городом», 1914–1918, Третьяковская галерея, Москва). Характерны мотивы «местечкового» пейзажа и быта вкупе с символикой иудаизма («Ворота еврейского кладбища», 1917, частное собрание, Париж).

Однако, вглядываясь в архаику, в том числе и в русскую икону и лубок (которые оказали на него большое влияние), Шагал примыкает к футуризму и предугадывает будущие авангардные течения. Гротескно-алогичные сюжеты, резкие деформации и ирреально-сказочные цветовые контрасты его полотен («Я и деревня», 1911, Музей современного искусства, Нью-Йорк; «Автопортрет с семью пальцами», 1911–1912, Городской музей, Амстердам) оказывают большое влияние на развитие сюрреализма.

После Октябрьской революции в 1918–1919 годах Шагал служил комиссаром ВКП (большевиков) губернского отдела народного образования в Витебске, оформлял город к революционным праздникам. В Москве Шагал написал ряд больших настенных панно для Еврейского Камерного театра, тем самым сделав первый значительный шаг к монументальному искусству. Выехав в 1922 в Берлин, в дальнейшем с 1923 жил во Франции, в Париже или на юге страны, временно покинув ее в 1941–1947 (эти годы провел в Нью-Йорке). Наезжал в разные страны Европы и Средиземноморья, не раз побывал и в Израиле. Освоив различные гравюрные техники, по заказу Амбруаза Воллара Шагал создал в 1923–1930 годах островыразительные иллюстрации к «Мертвым душам» Николая Васильевича Гоголя и «Басням» Ж.де Лафонтена.

К середине 20 века его авторитет художника – живописца, графика, мастера театрального искусства, а также декоративной керамики (которой он занимался с 1950) – получил мировое признание.

По мере достижения пика славы его манера – в целом сюрреально — экспрессионистская – становится все легче и раскованней. Не только главные герои, но и все элементы образа парят, слагаясь в созвездия цветных видений. Сквозь повторяющиеся темы витебского детства, любви, циркового спектакля наплывают мрачные отзвуки бывших и грядущих мировых катастроф («У времени нет берегов», 1930–1939, Музей современного искусства, Нью-Йорк). С 1955 началась работа над «Библией Шагала» – так именуют огромный цикл живописных полотен, раскрывающих мир прародителей еврейского народа в удивительно эмоциональной и яркой, наивно-мудрой форме.

В русле этого цикла мастер создал и большое число монументальных эскизов, композиции по которым украсили сакральные здания разных религий – как иудаизма, так и христианства в его католической и протестантской разновидностях: керамические панно и витражи капеллы в Асси (Савой) и собора в Меце, 1957–1958; витражи: синагоги медицинского факультета Еврейского университета близ Иерусалима, 1961; собора (церкви Фраумюнстер) в Цюрихе, 1969–1970; собора в Реймсе, 1974; церкви Санкт-Штефан в Майнце, 1976–1981; и др.). Эти произведения Марка Шагала радикально обновили язык современного монументального искусства, обогатив его мощным красочным лиризмом.

В 1973 Шагал посетил Москву и Санкт-Петербург в связи с выставкой своих работ в Третьяковской галерее.

Умер Шагал в Сен-Поль-де-Ванс (Приморские Альпы, Франция) 28 марта 1985 года.

Читайте так же:  Очистительные заговоры или молитвы

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ ШАГАЛА

Открывая утром глаза, я мечтаю увидеть более совершенный мир, в котором правят дружественность и любовь. Одного только этого достаточно, чтоб мой день был прекрасен и достоин бытия

Описание картины Еврей за молитвой – Марк Шагал

Несмотря на сложную смысловую нагрузку и необычное композиционное решение, образ на полотне чрезвычайно выразителен. Пожилой еврей сидит и держит в руках книгу, над которой он весь склонился, согнуты и голова, и плечи. Неестественный изгиб шеи замыкает фигуру еврея в круг, ставший характерным центром для многих полотен художника.

Прекрасная картина, которую, по воспоминаниям, Марк Шагал особенно любил. Он рассказывал, что несколько лет в России держал под кроватью, чтобы уберечь ее в то тревожное и неспокойное время. Художник считал это полотно шедевром; говорил, что он стал близок в ней к величию Рембрандта.

Во время жизни во Франции бывал периоды, когда Шагал отчаянно нуждался в деньгах, и он был вынужден продать эту картину. Но перед продажей он сделал с нее копию. Потом продал и копию и сделал еще одну, и ее тоже продал.

Шагал называл их “вариантами”. Они почти не имели отличий друг от друга, разве что немного различались размерами. Кроме того, первая была нарисована на картоне, а последующие – на холсте.

Евреи были традиционным сюжетом в живописи художника, самого еврея по национальности. Только под влиянием 3 жены – Вавы – Шагал перестал изображать раввинов на своих картинах и даже стал сам сторониться еврейства.

Еще картины:

Обнаженный – Марк Шагал С 1911 по 1914 Марк Шагал жил в Париже, приехав туда со своим учителем Львом Бакстом и окунувшись во французскую.

Белое распятие – Марк Шагал Одно из лучших и трагических полотен Марка Шагала “Белое распятие” написано художником после еврейских погромов в Германии, вошедших в историю.

Русская свадьба – Марк Шагал Это одна из первых написанных в Париже картин из серии воспоминаний о родном Витебске. Контрастирующие броские краски и пространственная динамичность.

Прогулка – Шагал Марк Марк Шагал заслуженно считается основателем авангардного направления в живописи двадцатого века. Особый взгляд на простые вещи и оригинальный способ донесения.

Над городом – Марк Шагал Работы известного художника-авангардиста Марка Шагала трудно спутать с работами других авторов, гротескность и символичность выделяет их в живописи начала 20.

Видео (кликните для воспроизведения).

Невеста – Марк Шагал Образ невесты не раз встречается в полотнах Марка Шагала, особенно в преддверии свадьбы живописца на Белле Розенфельд. Однако представленная работа.

День Рождения – Марк Шагал Найти объяснение тому, что во многих работах Шагала его герои парят, зависнув в воздухе, стремился ни один критик. Это стало.

Семья за молитвой – Ян Стен “Семья за молитвой”. В этой работе Стен изобразил совсем другую семью, нежели в “Кавардаке”. Перед нами работяга-отец, достойная мать семейства.

Синий конь – Франц Марк Одной из самых популярных и воспроизводимых картин известного немецкого художника-авангардиста Франца Марка является “Синий всадник”. Это полотно стоит особняком в.

Пейзаж с козопасом и козами – Клод Лоррен Некоторые свои полотна Лоррен заселял персонажами, не имеющими никакого отношения к историии или мифологии. Эти пейзажи перекликаются по настроению с.

Лисы – Франц Марк Франц Марк является очень интересным немецким художником-экспрессионистом, автором многих необычных работ, порой поражавших его современников. Примечательно, что годы обучения в.

Красные кони – Франц Марк Франц Марк – известный немецкий живописец-экспрессионист, основавший вместе с В. Кандинским альманах, а затем и объединение “Синий всадник”. Творческий путь.

Святой Марк Евангелист – Джованни Чимабуэ (Ченни ди Пепо) Апсида и широкий трансепт Верхней церкви Сан Франческо украшены фресками Чимабуэ. Здесь представлено изображение одного из четырех евангелистов, написанных на.

Брайтонские комедианты – Уолтер Ричард Сиккерт Лето 1915 года Сиккерт провел на южном побережье Англии, в Брайтоне. Здесь его внимание привлекли выступления группы комедиантов, называвшейся “Разбойники”.

Две женщины – Франц Марк Эта картина Франца Марка наполнена покоем. Художник изобразил двух женщин, которые расположились на отдых на траве и беседуют друг с.

Сэр Теодор Теркет де Мэерн – Питер Рубенс Рубенс сделал этот эскиз в черном меле, с размытием. Затем, написал голову маслом, почти окончательно. Сэр Теодор Теркет де Мэерн.

Площадь Согласия – Эдгар Дега Эта картина является важной вехой в развитии не только французской, но и европейской живописи XIX века прежде всего потому, что.

Сон (Спящий) – Сальвадор Дали Одна из самых известных картин и по сей день вызывает много споров, как и в 1937 году, когда она была.

Меццо-тинто – Джон Констебл Констебл несколько раз предпринимал попытки заработать деньги продажей репродукций своих картин. Плодом самой известной попытки стал альбом “Английский пейзаж”, в.

Портреты четы Трабук – Винсен Ван Гог Винсент Ван Гог написал два портрета четы Трабук – портрет Шарля-Эльзеара Трабук и его жены Жеан Лафуй Трабук. Полотна эти.

Еврей в молитве марк шагал

Очень много искусствоведов рассматривают Марка Шагала просто как одного из модернистских художников XX века. Кто-то считает его продолжателем наивного искусства, кто-то — чистым модернистом. Но Шагал — это особое явление в ХХ веке.

Если Малевич строил разные идеи, выпускал громкие манифесты, Кандинский развивал свою философию и отразил ее в статье «О духовном в искусстве», то у Шагала такой задачи не было. Он ничего не декларировал, он просто выражал в своем творчестве восхищение перед Божьим миром. И мне кажется, неправильно воспринимать работы Марка Шагала вне религиозного контекста.

Читайте так же:  Можно ли заменить утренние и вечерние молитвы Серафимовым правилом

Прогулка, 1917-18 гг.

Холст, масло
169,6 × 163,4 см
Государственный русский музей, Санкт-Петербург, Россия

Не помню кто, скорее всего, мама рассказывала, что, как раз когда я родился — в маленьком домике у дороги, позади тюрьмы на окраине Витебска — вспыхнул пожар. Огонь охватил весь город, включая бедный еврейский квартал. Мать и младенца у нее в ногах, вместе с кроватью, перенесли в безопасное место, на другой конец города.

Но главное, родился я мертвым. Не хотел жить. Этакий, вообразите, бледный комочек, не желающий жить. Как будто насмотрелся картин Шагала. Его кололи булавками, окунали в ведро водой. И наконец он слабо мяукнул.

Рождение, 1910 год

Холст, масло
65 × 89,5 см
Художественный музей, Цюрих, Швейцария

В чем истоки религиозности Марка Шагала

Знали бы вы, как я млел от восторга, стоя в синагоге рядом с дедом. Сколько мне, бедному, приходилось проталкиваться, прежде чем я мог туда добраться! И наконец я здесь, лицом к окну, с раскрытым молитвенником в руках, и могу любоваться видом местечка в субботний день. Синева под молитвенный гул казалась гуще. Дома мирно парили в пространстве. И каждый прохожий как на ладони.

Начинается богослужение, и деда приглашают прочитать молитву перед алтарем. Он молится, поет, выводит сложную мелодию с повторами. И в сердце у меня словно крутится колесико под масляной струей. Или словно растекается по жилам свежий сотовый мед. Чтобы описать вечернюю молитву, у меня не хватит слов. Я думал, что все святые собираются в этот день в синагоге.

Суббота, 1910 год

Холст, масло
90 х 95 см
Музей Валльраф Ричарде, Кельн,
германия.

В один прекрасный день (а других и не бывает на свете), когда мама сажала в печку хлеб на длинной лопате, я подошел, тронул ее за перепачканный мукой локоть и сказал:

— Мама… я хочу быть художником. Ни приказчиком, ни бухгалтером я не буду. Все, хватит! Не зря я все время чувствовал: должно случиться что-то особенное. Посуди сама, разве я такой, как другие? На что я гожусь?

— Что? Художником? Да ты спятил. Пусти, не мешай мне ставить хлеб. …

И все-таки решено. Мы пойдем к Пэну.

Чем Марк Шагал отличается от всех авангардистов

Лично я не уверен, что теория — такое уж благо для искусства. Импрессионизм, кубизм — мне равно чужды.
По-моему, искусство — это прежде всего состояние души.
А душа свята у всех нас, ходящих по грешной земле.
Душа свободна, у нее свой разум, своя логика.
И только там нет фальши, где душа сама, стихийно, достигает той ступени, которую принято называть литературой, иррациональностью.

Я имею в виду не старый реализм, не символический романтизм, который принес мало нового, не мифологию, не фантасмагорию, а… а что же, Господи, что же?

Обрученные и Эйфелева башня, 1913 год

Холст, масло
77 х 70 см
Национальный музей Марка Шагала, Ницца, Франция

К тому же чаще всего художники авангарда были людьми неверующими, даже антиклерикальными, некоторые, правда, вдохновлялись религиозным искусством (Гончарова, Петров-Водкин, даже Малевич), но по-своему понятым. А у Шагала религия и авангард сочетаются.

Видимо, он много унаследовал от хасидского иудаизма. А хасиды большое внимание уделяют эмоциям, будь то искренняя радость или глубокое покаяние перед Богом. Молитва у них выражается не только в словах, но и в пении, и в танце. Это тоже передалось Шагалу и отразилось в характере его живописи.

Был праздник: Суккот или Симхас-Тора. Деда ищут, он пропал. Где, да где же он?

Оказывается, забрался на крышу, уселся на трубу и грыз морковку, наслаждаясь хорошей погодкой. Чудная картина.

Пусть кто хочет с восторгом и облегчением находит в невинных причудах моих родных ключ к моим картинам. Если мое искусство не играло никакой роли в жизни моих родных, то их жизнь и их поступки, напротив, сильно повлияли на мое искусство.

Праздник Кущей (Суккот), 1916 год

Холст, гуашь
33 x 41 см
Галерея Розенгарт, Люцерн, Швейцария.

В чем особенности изобразительного языка Марка Шагала

— Художник, куда это годится? Что скажут люди?

Так честили меня в доме моей невесты, а она по утрам и вечерам таскала мне в мастерскую теплые домашние пироги, жареную рыбу, кипяченое молоко, куски ткани для драпировок и даже дощечки, служившие мне палитрой.

Только открыть окно — и она здесь, а с ней лазурь, любовь, цветы.

С тех давних пор и по сей день она, одетая в белое или в черное, парит на моих картинах, озаряет мой путь в искусстве. Ни одной картины, ни одной гравюры я не заканчиваю, пока не услышу ее «да» или «нет».

День рождения, 1915 год

Масло, картон
80,5 × 99,5 см
Музей современного искусства, Нью-Йорк, США.

Здесь, в Лувре, перед полотнами Мане, Милле и других, я понял, почему никак не мог вписаться в русское искусство.

Почему моим соотечественникам остался чужд мой язык.
Почему мне не верили. Почему отторгали меня художественные круги. Почему в России я всегда был пятым колесом в телеге.
Почему все, что делаю я, русским кажется странным, а мне кажется надуманным все, что делают они. Так почему же?

Не могу больше об этом говорить.
Я слишком люблю Россию.

Художник над Витебском, 1977-78 гг.

Холст, масло
65 × 92 см
Частная коллекция

Как понимать картины Марка Шагала

Я бродил по улицам, искал чего-то и молился: «Господи, Ты, что прячешься в облаках или за домом сапожника, сделай так, чтобы проявилась моя душа, бедная душа заикающегося мальчишки. Яви мне мой путь. Я не хочу быть похожим на других, я хочу видеть мир по-своему.

Читайте так же:  Молитвы Николая гурьянова

И в ответ город лопался, как скрипичная струна, а люди, покинув обычные места, принимались ходить над землей. Мои знакомые присаживались отдохнуть на кровли.

Краски смешиваются, превращаются в вино, и оно пенится на моих холстах.

Художник: на луну, 1917 год

Гуашь и акварель, бумага
32 × 30 см
Частная коллекция

Темно. Вдруг разверзается потолок, гром, свет — и стремительное крылатое существо врывается в комнату в клубах облаков.
Такой трепет крыльев.

Ангел! — думаю я. И не могу открыть глаза — слишком яркий свет хлынул сверху. Крылатый гость облетел все углы, снова поднялся и вылетел в щель в потолке, унося с собой блеск и синеву.

И снова темнота. Я просыпаюсь.
Это видение изображено на моей картине «Явление».

Дядюшек у меня тоже было полдюжины или чуть больше. Все — настоящие евреи. Кто с толстым брюхом и пустой головой, кто с черной бородой, кто — с каштановой. Картина, да и только.

По субботам дядя Нех надевал плохонький талес и читал вслух Писание. Он играл на скрипке. Играл как сапожник. Дед любил задумчиво слушать его.

Один Рембрандт мог постичь, о чем думал этот старец — мясник, торговец, кантор, — слушая, как сын играет на скрипке перед окном, заляпанным дождевыми брызгами и следами жирных пальцев.

Эта картина уже 30-х годов. Что мы здесь видим? Сидящий пророк с Торой или простой еврей. И тут же корова с совершенно человеческим лицом и скрипка рядом, а над ними ангел летит. Вот о чем эта картина? Она о человеке перед Богом. Еврей сидит и задумался о своем бытии.

И все одухотворяется. В теленке просматривается образ тельца — символ жертвы: белое животное, без пятна порока. Человек, ангел, животное, небо и земля, Тора и скрипка — это и есть вселенная, и человек постигает ее смысл и размышляет над ее судьбами. Хочется вспомнить слова из Псалма: «Что есть человек, что ты помнишь его, и сын человеческий, что ты посещаешь его?» (Пс. 8:5).

В 1930-е годы французский книгоиздатель Амбруаз Воллар предлагает Марку Шагалу сделать иллюстрации к Библии. Художника, конечно, увлекает эта идея, и он воспринимает ее очень серьезно: воспользовавшись заказом, отправляется в путешествие по Палестине, чтобы прочувствовать страну, о которой он так много читал, но где еще ни разу не был.

В течение десяти лет он создает серию гравюр «Библейское послание». Изначально этот цикл задумывался черно-белым. И в 1956 году Библия с иллюстрациями Шагала вышла как отдельная книга, в нее вошли 105 гравюр. После войны художник знакомится с цветной литографией, и с того момента он продолжает иллюстрировать библейские сюжеты уже в цвете. Иллюстрации Марка Шагала к Библии ни на что не похожи. Так проиллюстрировать Библию не был в силах никто. Все эти иллюстрации составили экспозицию музея Марка Шагала в Ницце, который открылся в 1973 году и получил название «Библейское послание».

Эта картина — отклик Марка Шагала на знаменитую «Хрустальную ночь», ставшую по существу началом Холокоста, уничтожения евреев. Сам художник чудом спасся, он жил во Франции, а потом коллекционер Гуггенхайм помог ему переехать в Америку, иначе в оккупированной Франции его как еврея отправили бы в концлагерь.

Многие спрашивают: как у художника-иудея, исповедующего традиционную еврейскую веру, вдруг на картине появляется Христос? Кто Он для него — Бог, человек, Мессия? Сказать трудно. Я не встречала, чтобы Шагал что-то говорил по поводу Христа.

Но на этой картине очевидно — Христос у него в центре мира. А вокруг идут люди с красными знаменами, стоит разоренная синагога, какой-то бедный еврей пытается сохранить свой скарб, старушка прижала к себе кота. Сверху видим бедных евреев, которые не знают, куда бежать. Мир рушится и сотрясается от всех этих ужасов как на Западе, так и на Востоке. И только посреди вселенной прибитый ко кресту Христос — еврей, который страдает во все времена: при римлянах, при нацистах, при коммунистах. Исаия писал о Христе как о страдальце, который возьмет грехи наши. И Шагал, конечно, это знал.

И вот этот Страдалец изображен в центре мира, и на Него падает луч света, значит, Он угоден Богу. Тот, кто страдает сам, а не заставляет страдать других. И подсвечник горит и его пламя не колеблется, несмотря на все ветра. Это очень глубокая мысль.

Видео (кликните для воспроизведения).

Может быть, Христос был для Шагала символом европейской культуры, христианской по сути, которой он принадлежал. Присутствие Христа для него очень важно. Он остро чувствует страдания, даже разрушенному в годы войны Витебску Шагал написал послание.

Еврей в молитве марк шагал
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here